Эдил Байсалов: “Я хочу, чтобы нами правил и осуществлял власть – Президент Сооронбай Жээнбеков”

Еще раз про помилования

В последнее время активно пропагандируется мнение, что помилование осуществляется президентом исключительно и только по личному ходатайству осужденного. То, что такая точка зрения сложилась в комиссии по помилованию в аппарате президента (ответ.секретарь Кыдырбаев Кырккелди) – это понятно. Но к моему большому удивлению и сожалению, как я обнаружил в последние дни, многие видные политики соглашаются с таким толкованием закона совершенно вслепую и без должного критического подхода.

Давайте, очень кратко, разберемся и вы все убедитесь, что президент Кыргызской Республики может осуществлять помилование любого осужденного сам и в любую минуту, без каких либо предварительных условий, без каких либо личных или других ходатайств.

Помилование осужденных – входит в полномочия президента согласно статьи 64 Конституции. Право на помилование, право отпустить грехи тут на земле, проявить высшую милость – одно из самых ярчайших проявлений сакральности поста президента. Оно архаично и безусловно является в своей сути отголоском абсолютной власти падишахов и императоров. Суд приговаривает преступника на казнь и только глава государства может его простить. Вот это историческое и философское понимание источника этого права очень важно. По сути говоря, как говорят кыргызы и многие другие народы “падышах кудайдын жердеги көлөкөсү” – президент – тень Бога на земле.

Теперь про Закон “Об общих принципах амнистии и помилования” от 2002 года, в котором якобы содержится в качестве обязательного условия помилования – личное ходатайство осужденного.

Прочитайте внимательно и по слогам статью 14 этого Закона: “Ходатайства о помиловании рассматриваются, как правило, по личным ходатайствам осужденных после вступления приговора в законную силу”. Еще раз, “КАК ПРАВИЛО, по личным ходайствам”. Почти точно такой же текст слово в слово без каких либо противоречий приводится повторно в статье 21 того же Закона: “Ходатайства о помиловании рассматриваются, как правило, по личным ходатайствам осужденных и лишь после вступления приговора в законную силу”. Опять “КАК ПРАВИЛО”!!!

Такую диспозицию надо однозначно трактовать в том смысле, что бывают и исключения из этих правил. То есть, действительно, осужденные лично ходатайствуют и просят помиловать. Как правило, или другими словами, обычно, так и происходит в абсолютном большинстве случаев. Но эта статья вовсе не обозначает ОБЯЗАТЕЛЬНОСТЬ подачи личного ходатайства. Потому что, если бы законодатель предусматривал императив, то есть норму не допускающую отклонений и исключений, то он бы прописал закон просто и ясно “ходатайства о помиловании рассматриваются по личным ходатайствам”, без всяких ненужных фраз, типа “как правило”.

Таким образом, нет и не может быть никаких сомнений в том, что Президент обладает прямым конституционным правом осуществлять помилование и оно, практически, ничем не ограничено и не обусловлено. Глава государства может осуществлять помилование по своему усмотрению. Никакие кырккелди кыдырбаевы ему в этом не указ! Он вовсе не обязан получить какую то бумажную просьбу осужденного. Захотел помиловать – подписал указ с одной фразой “помиловать” и указал фамилию! Дело сделано! Акт президентского помилования прямого действия. Никаких дополнительных судебных или административных решений не требуется.

Еще раз, КАК ПРАВИЛО, осужденные подают ходатайства и всякие кыдырбаевы его комиссионно рассматривают, выносят заключения, корпят над бумагами, запрашивают информацию и готовят справки. Но бывают и ИСКЛЮЧЕНИЯ. Глава государства может пользоваться этим правом напрямую, в силу высших политических обстоятельств и соображений государственной жизни. На то он и президент. И примеров тому очень много. Возьмем ту же Российскую Федерацию, где ныне действующий глава не очень любит пользоваться своим конституционным правом на помилование. Там тоже есть спор о том, должен или нет осужденный подавать ходатайство. Но президент Путин своим указом, например, недавно помиловал осужденную украинку Надежду Савченко во имя высших государственных целей для обмена на осужденных в Украине российских разведчиков. Как исключение. Без каких либо предварительных рассмотрений в комиссиях.

Такая трактовка закона, ничем не ограничивающего абсолютную власть президента по осуществлению помилования, проходит сквозным образом по всему тексту Закона “Об общих принципах амнистии и помилования”. Есть отдельная статья 23 “Исключительные случаи помилования”, которая несмотря на то, что предыдущие статьи обуславливают и ограничивают осуществление помилования в отношении лиц, например, совершивших особо опасный рецидив, напрямую и однозначно разрешает их помилование в исключительных случаях.

Кто решает, что является исключительным случаем? Где действует “как правило”, а где нет?

Понятно, что не клерки из аппарата президента и не администрация колонии.

Такое право есть у всенародно избранного Главы Государства. На то он и Лидер. На то он и Суверен. На то он и Президент.

Знать, где требуется принимать СОБСТВЕННЫЕ решения.

Надо помнить, кстати, что помилование – это не только власть, данная Народом и Конституцией! Я не религиозный человек, но даже я не могу избежать ссылок на Бога, рассуждая на эту тему. Мне не хотелось бы развивать эти мысли в религиозной плоскости, я не специалист, пусть это сделают другие…..

Мне бы просто очень хотелось бы, чтобы нами правил и осуществлял власть – ПРЕЗИДЕНТ Сооронбай Жээнбеков. Я не хочу, чтобы за него делали это клерки и бездушные аппаратчики.

Пришла пора принимать политические ПРЕЗИДЕНТСКИЕ решения!

Эдил Байсалов

1 ой-пикир

Жооп калтыруу

Сиздин электрондук почтаңыз жарыяланбайт. Милдеттүү талаалар белгиленген *