История робкого протеста: кто отговаривал Сталина депортировать чеченцев и ингушей

Микоян, Сталин и Орджоникидзе, 1925 год

23 февраля – трагический день для народов Северного Кавказа. 74 года назад в руководство Советского Союза, не дожидаясь окончания Великой Отечественной войны, развернуло масштабную операцию по переселению ингушей и чеченцев с их родных земель в Среднюю Азию. Некому было помочь людям в репрессивной мясорубке, но был один, кто все же робко попытался. Ruposters рассказывает о жизни самого правого из всех левых – Анастасе Микояне.

Спасение в Баку 

Анастас Иванович Микоян – выпускник Тифлисской духовной семинарии. Еще во время обучения там он оказался в местном социал-демократическом кружке, позже вступил в РСДРП. В 26 лет он издавал две большевистские газеты и был депутатом Бакинского Совета народных комиссаров.

Именно он в момент захвата Баку английскими военными остался руководить большевистскими формированиями, перешедшими в подполье. Он оказался среди тех, кто спасся от расстрела бакинских комиссаров. Микояну удалось приготовить для отступавших две шлюпки, но не все успели отчалить вовремя, и задержавшийся корабль был взят под стражу и отконвоирован в Красноводск. Там 26 человек были расстреляны.

Советскому руководству позже удастся использовать этот трагичный эпизод в коммунистической пропаганде, а Микоян, как организатор и видный деятель бакинских рабочих и крестьян, удостоился чести в 1920 году руководить Нижним Новгородом. К тому моменту он уже был вхож в группу Ленина, Кирова, Фрунзе и Сталина – они встречались за год до этого в Москве, когда Микоян читал доклад о положении дел на Кавказе.

Я ожидал изменения политики и в отношении деревни. Я понимал и считал правильным, что индустриализация перед войной и в ходе самой войны вынуждала идти на большие изъятия, которые мы совершали в отношении деревни. Может быть, год-два после войны это придется продолжать, считал я, потому что сильно обеднели мы в войну. Я, правда, об этом ни с кем своими мыслями не обменивался до момента, когда это можно было бы осуществить. Я настолько верил в разум Сталина, что думал: он поймет — эта задача вполне осуществима и необходима. Я даже не сомневался в правильном разрешении этого вопроса. Но постепенно пришлось разочароваться и в этих своих надеждах, и в самом Сталине в этом отношении, — писал Микоян в своих мемуарах.

За права крестьян и за расстрелы

Не обошлось и без политического «мордобоя». Когда Микояна назначили секретарем Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), в Баку оказался Нариман Нариманов, ставший председателем Временного военно-революционного комитета Азербайджана. У него была власть и возможность поставить перед Кремлем вопрос о независимости Азербайджана от политики Кремля. Якобы Нариманов знал, на какие рычаги давить в вопросе с Турцией, а Кремль ему только мешал. Микоян выступил против и в итоге с помощью Кирова убрал Нариманова с политической арены Баку.

Так вырисовывается главная черта политики Микояна, характерная для его службы на постах за долгую карьеру. Он фактически отказался следовать негласному большевистскому правилу разрушения и созидания на руинах, предпочитая суматохе Революции осторожность в решениях. По-видимому, такой саперской выдержке его научила взрывоопасная среда кавказского региона.

Бадаев, Микоян и Киров на хлебозаводе в Ленинграде, 1927 год.

С позиций современного обозревателя Анастас Микоян – очень противоречивая личность. Например, в должности главы Наркомата торговли он отвечал за распродажу произведений искусства за рубеж для пополнения бюджета. Но зато именно благодаря его протекции практика коллективизации не приобрела черты откровенного грабежа. Микоян продвигал правые по своему замыслу обеспечительные меры для крестьянства: пытался обновлять их сельскохозяйственные инструменты (угадайте, откуда были деньги), занимался размещением МТС (машинно-тракторных станций) в совхозах и так далее.

Но именно он возглавлял комиссию ЦК по делу Бухарина и Рыкова. Микоян полностью поддерживал Сталина и вместе с Ежовым фактически руководил репрессивной машиной по ликвидации партийных и правительственных работников. Его личная роспись стоит на делах 1365 коммунистов, в основном из подведомственных ему Наркомпищепрома и Наркомата внешней торговли СССР.

Славно поработал НКВД за это время! – вещал с трибуны в начале 40-х сам Микоян. Впрочем его сын утверждает, что доклад был записан не самим Анастасом Ивановичем, а тот лишь его смиренно прочитал.

Триумфальное шествие Микояна в советской политике длилось вплоть до конца 1940-х годов. Фактически уже тогда он мог называться настоящим долгожителем политической системы, которая любила если не пожирать своих детей, но уж точно вертеть ими, ротировать, как ей захочется. Ему даже во время преобразования СНК СССР в Совет министров удалось сохранить должность министра внешней торговли.

Один против «Чечевицы»

Однако первую трещину в безупречной карьере тифлисского интеллигента дало разногласие, о котором требуется упомянуть отдельно. Дискуссии о реальных причинах произошедшего ведутся до сих пор. В феврале 1944 года указом Лаврентия Берии началась массовая депортация чеченцев и ингушей, операция носила название «Чечевица».

Лидеры СССР, Микоян — крайний слева

Депортация продолжалась до 9 марта 1944 года, в ходе нее было переселено около 600 тысяч представителей двух народов, погибло 120 тысяч человек. В итоге Чечено-Ингушская АССР была ликвидирована, вместо нее появилась Грозненская область, вошедшая в состав РСФСР.

Достоверно известно о как минимум двух вопиющих эпизодах, случившихся во время депортации. 100 тысяч солдат Красной армии, задействованных в зачистке региона (и это во время военных действий!), давали семьям всего два часа на сборы, а тех, кто не успевал или отказывался покидать свое жилище, убивали. Так произошло с аулом Хайбах: 700 жителей оказались закрыты в колхозной конюшне, которую солдаты подожгли. Женщины и старики, отказавшиеся покидать аул, были зверски умерщвлены. Во втором случае озеро Галайн-Чож стало местом, куда сбрасывали тела тех, кто задерживал конвои, проходившие через эту территорию. Больные, дети и старики – около 600 тел оказалось в водах озера.

Депортация чеченцев и ингушей

Что же стало причиной такой ненависти по отношению к чеченским и ингушским народам? Ответы сводятся к нескольким основным гипотезам. Одна фактически защищает власть в ее решении. По мнению академика Александра Самсонова, причиной депортации стал частый бандитизм и сотрудничество народов с немцами. Существует легенда, согласно которой инициативные ингуши «подарили» представителям гитлеровской Германии некоего серебряного коня в знак своей покорности. О планах на чеченцев-коллаборационистов известно из переписки немецкого командования:

На Кавказе, как нигде в другом месте России, адаты, мусульманские законы, шариат еще крепко держат в руках большую часть горского населения в повиновении. И это намного облегчает задуманную акцию. Горцы по натуре очень наивны и легкомысленны. С ними работать легче, чем с другими национальностями.

Проблема этой теории в том, что немцам так и не удалось закрепиться на Кавказе, их буквально выбили со своей территории кавказские народы за считанные дни, поэтому вряд ли можно говорить о массовой поддержке населением немцев. Что же касается бандитизма, то ни в одном советском исследовании не указывается национальность совершившего уголовное деяние. Установить, являлись ли именно ингуши или чеченцы создателями бандитских группировок, не представляется возможным.

Недружелюбному отношению центра к этническим общностям способствовали экономические трудности, не завершившаяся коренизация власти, неудовлетворенность степенью реализации лозунгов Революции на местах, выступления против Советов. На поверхность вытаскивалась общая оценка — «неблагонадежность». Война обострила это напряженное, «бифуркационное состояние», проявились такие институты, как дезертирство, уклонение от службы в Красной армии, — говорит научный сотрудник РАН Николай Бугай.

Если говорить о второй теории, то здесь все кажется более очевидным. После раздробления территории Чечено-Ингушской АССР большая часть земель на самом деле отошла Грузии, а России – только те земли, на которых проживали русские. Депортация также способствовала снятию напряженности с Турцией, которая, по мнению советского руководства, подогревала мусульманское население на Кавказе к восстанию.

Есть и третья теория, высказанная историком Эдиевым. По ней депортация чеченцев и ингушей стала результатом глобальной политической игры по поднятию утраченного в результате войны рейтинга НКВД. Берия страстно желал вернуть господство над страной, политически уничтожив видных военных деятелей, снискавших славу у населения военными успехами. Поэтому для депортаций и использовались военные силы. Сталину же эта идея, мягко скажем, не претила. Берия, Кобулов, Круглов, Серов и прочие организаторы репрессий в итоге были награждены теми же орденами (орденами Суворова), что и главнокомандующие армий.

Людей везли в товарных вагонах, предназначенных для зерна

Операция «Чечевица» не встретила особых препятствий и ожесточенных споров. Вопрос был только в том, когда начинать — после освобождения Кавказа от немцев или сразу, как только в регион придет Красная Армия. Что примечательно, Молотов и Жданов в компании других членов ЦК ратовали за немедленную депортацию, а Берия и Сталин – за то, чтобы подождать. Оппонировал этим двум согласным друг с другом группам лишь один человек – Анастас Микоян. Естественно, активное выступление против вождя означало политическое и физическое самоубийство, поэтому Микоян пытался указать на то, как это будет воспринято на Западе. Его никто не послушал. Но свое мнение он не поменял, даже под усилившимся давлением.

Тоталитарная система не позволяла существовать открытой оппозиции в обществе. Что касается высшего руководства страны, то как таковой оппозиции в документах, в том числе и в «Особой папке» И. Сталина, применительно этнических общностей не просматривается, — утверждает Николай Бугай.

Дело жизни

Микоян попал в опалу, хотя и сохранил свой пост министра торговли СССР до смерти Сталина, но с начала 50-х он уже не присутствовал на встречах с руководителем страны (такой же участи «удостоился» и Молотов). Политическое чутье подсказывало Микояну не высовываться раньше времени. На своем посту он пересидел не только Сталина, но и самого Берию.

Микоян и Че Гевара на Кубе в начале 1960-х

Именно Берия был для Микояна заклятым врагом. Люди Берии с 1952 года выбивали из арестованных по делу Еврейского антифашистского комитета показания на Анастаса Микояна, но ход делу дать не удалось из-за смерти вождя. Микоян открыто присоединился к критике своего бывшего покровителя (именно Сталин сделал его кандидатом в члены Политбюро) только вслед за Хрущевым в 1955 году.

Исследователь Марьям Яндиева считает, что таким образом он лишь прикрывал свою спину. Обвиняя Сталина, он будто снимал с себя ответственность за депортацию народов Кавказа, защищая «шкурный интерес».

Удручающее впечатление на меня произвело то, что Сталин добился выселения целых народов — чеченцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, балкарцев, кабардинцев, немцев Поволжья и других — с их исконных земель в европейских районах и в Закавказье, а также татар из Крыма, греков из Закавказья уже после того, как немцы были изгнаны с территорий, где проживали эти народы. Я возражал против этого. Но Сталин объяснял это тем, что эти народы были нелояльными к Советской власти, сочувствовали немецким фашистам. Я не понимал, как можно было обвинять целые народы чуть ли не в измене, ведь там же есть партийные организации, коммунисты, масса крестьян, советская интеллигенция! Но Сталин был упрям. И он настоял на выселении всех до единого с обжитых этими народами мест, — будто оправдывается сам Микоян.

В 1957 он запускает дело своей жизни, прославившее его на Кавказе, — лоббирует указ Верховного Совета СССР от 9 января о восстановлении Чечено-Ингушской АССР. За два года до этого именно через Микояна проходят все жалобы, обращения видных представителей репрессированных диаспор к Хрущеву. В итоге Микоян лично берет на себя обязанность по восстановлению АССР. Для этого была создана так и называвшаяся «Комиссия Микояна», которая решала конкретные вопросы, связанные с политическим устройством Чечено-Ингушской АССР и восстановлением ее конституционных прав.

Сац, Микоян и Хрущев в 1936 году

«Массовое выселение целых народов не было вызвано необходимостью и не диктовалось военными соображениями, а было одним из проявлений чуждого марксизму-ленинизму культа личности, грубым нарушением принципов национальной политики партии», — говорилось в постановлении Президиума ЦК КПСС от 14 ноября 1956 года.

Процесс возвращения растянется на долгие годы и так и не будет полноценно завершен по ряду причин.

Рабочее дело Анастаса Микояна оказалось долгим. Он пробыл на посту в составе высших органов власти 57 лет. «От Ильича до Ильича без инфаркта и паралича» — это о нем. Умер он в 1978 году, успев даже поучаствовать в решении Карибского кризиса, а также продвинуть тиражи книг Эрнеста Хэмингуэя (с писателем он лично был знаком).

Эрнест Хэмингуэй и Анастас Микоян

Западные политики, в частности Уолтер Беделл Смит, посол США в СССР, характеризовали Микояна как единственного политика, с которым реально можно было договориться. СМИ прозвали его «улыбающийся МИК».

Долгожительство Микояна имело своей причиной не только и не столько его поразительную хитрость, умение изворачиваться и плести интригу. Дело было не только в его феноменальном таланте дипломата. Микоян был действительно практически незаменим. Он был сверхэффективен, — описывает его деятельность профессор Чикагского университета Майкл Эллман.

Микоян был похоронен на Новодевичьем кладбище, а это считалось неофициальным знаком опалы — так ему отплатил Брежнев. В 1964 году Хрущев, показывая пальцем на Брежнева, обвинил того в неспособности решать реорганизационные задачи, отдав план реформ Верховного Совета не будущему секретарю ЦК, а Микояну. Но к моменту звездного часа Брежнева солнце Микояна уже отгорело свое.

Источник: ruposters

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *