В СИЗО за стихи

Поэт Темирлан Ормуков, автор сатирических стихов с критикой власти, 29 марта 2018 года порезал себе живот лезвием в знак протеста против его заключения под стражу в здании городского управления министерства внутренних дел Кыргызстана. Скорая помощь доставила его в реанимацию, но 5 апреля после лечения его все таки выдворили в следственный изолятор СИЗО-1 в Бишкеке.

Ормуков незрячий и имеет инвалидность первой группы. Он лежал в реанимации в маленькой палате, размером не больше трех квадратных метров. На его кровати висели наручники. Рядом постоянно находились двое милиционеров.

Ормуков считает, что его хотят посадить за публикацию сатирических стихов на своей странице в фейсбуке, в которых он подвергал критике многих высокопоставленных политиков. Но уголовное преследование началось с подачи депутата парламента от президентской партии социал-демократов (СДПК) Дастана Бекешева. Он считает, что парламентарий решил отомстить ему за то, что Ормуков потребовал возбуждения уголовного дела на Бекешева. Поэт, будучи координатором в общественном фонде слепых и глухих, в 2016 году обращался в Генеральную прокуратуру с требованием проверить факт причастности Бекешева к финансировании митингов от незрячих. Несколько членов кыргызского общества слепых и глухих (КОСГ) публично рассказали, что по просьбе Бекешева организовали митинг с требованием снять с должности руководителя КОСГ Калыка Мамбетакунова. По их словам, парламентарий пообещав выдать квартиры некоторым членам общества, отказался от своих слов как только Мамбетакунов был снят с должности. Бекешев ответил, что обвинения строились на догадках и члены ассоциации не представили ни одного документа, подтверждающего правоту их слов. Сам депутат также является незрячим.

«Сами участники митинга заявляли об этом. Но мое обращение было проигнорировано. Затем сам Бекешев обратился в прокуратуру с требованием возбудить на меня уголовное дело за ложный донос», – поясняет Ормуков в интервью oDR в палате госпиталя.

Депутат также обратился в главный надзорный орган с требованием дать юридическую оценку стихам Ормукова – «Ажонун ооруп журогу» («Болело сердце у правителя») – о тогдашнем президенте Алмазбеке Атамбаеве, и в сентябре 2016 года потребовал защитить честь и достоинство президента. Народного избранника встревожили слова из стихотворения, которые в переводе звучат так:

Нелюдями назвав таласских,
не смог смирить обиженных.
Останутся ли бараны из Нарына без корма,
в случае твоей смерти?

Стихи Ормукова стали реакцией на выступление тогдашнего президента Алмазбека Атамбаева в 2013 году. Тогда глава государства в своей речи процитировал отрывок из кыргызского эпоса «Манас», написанный кыргызским сказителем Саякбаем Каралаевым про жителей Нарынской и Таласской областей сегодняшнего Кыргызстана. В этом отрывке главный герой эпоса Манас говорит своей супруге Каныкей:

Менин козум откондо, Талас сага жер болбойт, менин козум откон сон, кен Талас сага эл болбойт.

Талас не будет тебе местом житья, а таласцы не будут [для тебя] народом после смерти моей.

В сети были распространены разные версии выступления Атамбаева – на появившемся видео на Youtube он произнес слова «Нарынчане, вы скоты.» Это видео вызвало бурную реакцию среди интернет пользователей, но позже видео было удалено. По версии генеральной прокуратуры, злоумышленники намеренно исказили слова тогдашнего президента и смонтированную запись разместили в сети с целью его дискредитации. Главный надзорный орган заявил, что президент тогда произносил следующие фразы: «Нарындыктар силер малчысынар» («Нарынчане, вы скотоводы»), которая некоторыми печатными СМИ представлена как «Нарындыктар, силер малсынар» («Нарынчане, вы скоты»).

Стихи Ормукова стали реакцией на выступление тогдашнего президента Алмазбека Атамбаева в 2013 году

Государственная экспертиза признала слова Ормукова оскорбительными для тогдашнего президента и суд оштрафовал его на 50000 сомов (около $750 по нынешнему курсу). «Генеральная прокуратура также провела экспертизу и в результате сочла, что в моих стихах была почва для разжигания межрегионального конфликта», – рассказывает поэт.

Сам Ормуков уверяет, что не собирался никого призывать к конфликту, а на волне общественной критики в адрес Атамбаева за его неоднозначные высказывания, решил сочинить стихи, высмеивающие его публичные речи.

Проблем с законом все больше

Но жалобы Бекешева не прекращались – по словам Ормукова, в начале 2017 года было возбуждено уголовное дело по статье 329 Уголовного кодекса Кыргызстана «Заведомо ложное сообщение о совершении преступления» и ему запретили выезд за пределы Бишкека. В августе 2017 года, в ходе судебного процесса Октябрьский районный суд Бишкека постановил изменить меру пресечения на выдворение в СИЗО со сроком на один месяц, из-за неявки в зал суда. Но фактически он был взят под стражу в марте 2018 года. «Меня решили посадить за то, что я лечился в Воронцовке, (больница, расположенная в 20 км от Бишкека – прим. ред.) все медицинские справки были представлены суду. Если решили заткнуть мне рот, то мне уже все равно, каждый раз когда инициируют новый прессинг, я пишу новые стихи», – рассказал он.

29 марта 2018 года Темирлан Ормуков порезал себе живот лезвием в знак протеста против его заключения под стражу. Источник: Facebook.

Ормуков говорит, что не до конца понимает суть обвинения, так как не может самостоятельно знакомиться с материалами дела из-за слепоты. Ему требуется официальный представитель для зачитывания материалов, но как Ормуков отмечает, суд не предоставил его.

Следователь ГУВД Бишкека Эдиль Момуналиев, сообщил oDR, что по ходатайству депутата Бекешева Октябрьский районный суд постановил в августе 2017 изменить меру пресечения в отношении Ормукова и взять его под стражу. На вопросы, почему следствие не принимает во внимание инвалидность поэта, он заявил, что это было решение суда.

Представитель Human Right Watch в Центральной Азии Мира Риттман сообщила oDR по электронной почте, что в соответствии с международным правом только при особых обстоятельствах в соответствии с законом разрешено заключать человека под стражу. Так должно быть не только в отношении людей с инвалидностью, но и в отношении всех, кому было предъявлено уголовное обвинение.

«В этом случае, сложно понять что могло стать «особым обстоятельством» для заключения Ормукова под стражу», – писала Риттман. Она также отметила, что у Ормукова есть возможность обжаловать решение о мере пресечения. «Но пока он находятся в изоляторе, руководство СИЗО должно обеспечить ему разумные приспособления для того, чтобы он, также как и другие, имел базовые минимальные условия, например, питание, санитарные условия, и достойное отношение к нему».

 «Игра на публику»

Однако депутат Бекешев заявил, что не собирался просить заключения под стражу Ормукова. Он утверждает, что поэт не являлся на судебные процессы под разными причинами – из-за этого суд изменил меру пресечения. «И надеюсь, общественность понимает, что в этом деле много преувеличений: человек не может вспороть себе живот и транслировать в фейсбуке, а потом слечь в кардиологию. Всё это игра на публику. Порой невменяемые люди овладевают эмоциями вменяемых людей», – резюмировал парламентарий на своей странице в фейсбуке.

Кыргызский комитет защиты свободы слова осудил взятие Ормукова под стражу. «Выражаем решительный протест против антигуманного решения властей о заключении под стражу, силового задержания со стороны органов милиции с применением наручников и водворения в СИЗО инвалида по зрению, поэта Темирлана Ормукова», – говорится в обращении комитета.

Кыргызский комитет защиты свободы слова осудил взятие Ормукова под стражу

Представитель комитета Адиль Турдукулов в интервью oDR назвал действия правоохранительных органов наигрубейшими, не учитывающими инвалидность Ормукова. Он также обратил внимание на здоровье поэта, который нуждается в профессиональной психологической помощи: «Из-за слепоты ему тяжело взаимодействовать не только с правоохранительными органами, но и со всеми окружающими. Ему нужен представитель, который зачитывает документы и пишет вместо него», – поделился Турдукулов.

6 апреля сотрудники института омбудсмена Кыргызстана Тина Абдрахманова и Алиаскар Мамытов посетили поэта в следственном изоляторе и сообщили, что омбудсмен будет следить над делом Ормукова.

Свобода слова — оскорбление для властей?

Это уже второй случай в странах Содружества независимых государств по уголовному преследованию за стихотворения. В 2015 году российские власти обвинили школьного учителя Александра Бывшева по 282-й статье УК РФ в разжигании ненависти и вражды за публикацию своего стихотворения «Украинским патриотам» в социальных сетях. Учитель писал стихи об аннексии Крыма и про ситуации в Украине, что является чувствительной темой по сей день в России. Суд признал Бывшева виновным, назначил ему триста часов исправительных работ и на два года запретил ему заниматься преподавательской деятельностью. В 2015 году в статью 331 Трудового кодекса РФ внесли поправку, по которой судимые за экстремизм пожизненно лишаются права преподавать. Приговор Бывшев пытается обжаловать в Европейском суде по правам человека. Тем временем 9 апреля 2018 года его приговорили к 330 часам исправительных работ за его другое стихотворение «На независимость Украины».

Содержание незрячего поэта Ормукова в следственном изоляторе – не единственный случай, описывающий ситуацию в стране. Кыргызстан, известный как островок демократии в Центральной Азии, успел потерять свои позиции в сфере свободы слова, согласно рейтингу «Репортеров без границ». Если в 2016 году Кыргызстан был на 85 месте, то в 2017 спустился до 89-го. Freedom House в своем ежегодном докладе «Свобода в мире» отметил, что в 2018 году Кыргызстан остается в списке «частично свободных» стран. В падении уровня свободы слова, в частности, сыграли роль массовые иски властей к СМИ. После того, как бывший президент Алмазбек Атамбаев инициировал поправки в конституцию КР, генеральная прокуратура, представляя интересы президента в судах, подала ряд исков против журналистов и правозащитников о защите чести и достоинства президента. Практически все судебные решения были приняты в пользу Атамбаева – проигравшие должны выплатить ему суммарно 40 миллионов сомов (примерно $588,200). Это колоссальные суммы, которые приводят к банкротству медиа-организаций в стране, как это было в случае с независимым сайтом Zanoza.kg в начале 2017 года.

B начале апреля в соседнем Казахстане, занимающий 157 место в рейтинге свободе слова «Репортеров без границ,» прошли обыски в алматинских редакциях Forbes и сайта Ratel.kz – после того, как эти порталы в своем журналистском расследовании обвинили министра финансов Казахстана Зейнуллу Какимжанова в причастности к коррупционным деяниям. В последние годы в стране увеличивается число действий, направленных на ужесточение контроля над интернет-пространством и подавление инакомыслия. В своем последнем докладе по Центральной Азии Human Rights Watch указал, что лидерам Казахстана, Таджикистана и Туркменистана «необходимо положить конец задокументированным в 2017 году репрессиям и сделать права человека приоритетным направлением своей политики».

Автор: Эльнура Алканова

Источник: Opendemocracy.net

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *