Kyrgyztoday
Kyrgyztoday » Новости » В Киргизии переняли опыт белорусских женщин. «У нас мародеры тоже пытаются самоорганизовываться»
Интревью Политика

В Киргизии переняли опыт белорусских женщин. «У нас мародеры тоже пытаются самоорганизовываться»

Революция в Киргизии закончилась быстро. Хватило одного дня, чтобы ЦИК признал недействительными итоги парламентских выборов, а высокопоставленные чиновники сложили полномочия.

Почему власть пошла на уступки, каким образом протестующим удалось освободить заключенных, какую роль в сопротивлении сыграли местные женщины, почему правоохранительные органы не останавливали протестующих – в интервью советника экс-мэра Бишкека по информационной политики Гули Алмамбетовой.

«У нас мародеры тоже пытаются самоорганизовываться»

— Какая сейчас обстановка в городе?

— Во вторник мэр Бишкека подписал распоряжение о передаче своих полномочий первому вице-мэру, который сейчас исполняет его обязанности. Что касается исполнительной ветви власти: премьер-министр ушел в отставку, соответственно, отставку мэра он не может принять. Параллельно работает координационный совет, куда входят представители тех партий, которые участвовали в выборах и прошли 7-процентный барьер. Они пытаются создать коалицию.

— У вас так быстро все произошло. Почему власти не прибегали к силам ОМОНа?

— Дело в том, что весь правоохранительный блок курирует лично президент. Я нахожусь на связи с генштабом, мне подтвердили, что полиция получила приказ не стрелять в манифестантов. Соответственно, военные люди, которые принесли присягу, ждали прямого указания от президента. Возможно, скоро президент придет в себя и сможет принять какие-то решения. Он может обратиться к нации, издать приказ о введении ЧС, собрать Совет безопасности. Сейчас мы в ожидании. Что касается смены власти, то все адекватные губернаторы и мэры, чтобы не допустить эскалации конфликта, сами ушли в отставку – такое решение дает возможность управлять кризисной ситуацией. Сторонники протестного движения, которые думают, что проблемы решатся, если они поставят на ту или иную должность своего человека, потихонечку успокоятся.

— То есть чиновники решили быстро уйти в отставку, чтобы на время успокоить народ?

— Да. Это разумный подход. На сегодня в легитимном поле остается фактически только президент. При этом создан штаб народной дружины, который возглавляет вице-мэр. Со вторника дружинники стали защищать город от мародерства.

— Погромов и мародерства не удалось избежать?

— Серьезных мародерств не было. В Бишкек приехали люди из регионов, которые пытались повторить революцию 2005 и 2010 года. Но гражданское общество и мэрия взяли ситуацию под контроль. Городские службы организовали отряды дружин для охраны стратегических объектов — Водоканала и «Теплоэнерго». Бизнесмены, наученные опытом, создали свои дружины, чтобы защитить собственные объекты. Мы научились правильно делать революции.

— Те, кто принимал участие в мародерствах, понесут наказание?

— Бывший милиционер, который объявил себя сейчас генпрокурором, заявил, что установит всех, кто занимался захватом власти, и эти люди понесут ответственность за поступки. Посмотрим.

— Женщины принимают участие в политических событиях?

— Мы переняли опыт белорусских женщин. Например, наши женщины отстояли топливно-энергетические службы и предприятия поставки топливного угля. Нельзя было срывать отопительный сезон.

— Это как?

— Когда протестанты пытались захватить угольное предприятия, женщины выстроились в цепочку и стали их уговаривать, что важно обеспечить поставки угля. С ними согласились. Такая же ситуация произошла с захватом национальной телекомпании. Коллективная ответственность – главный инструмент против мародерства и беспорядка.

— Как прошли ваши выборы?

— Выборы были относительно неплохие. У нас идеальная система голосования и автоматическая схема подсчета голосов – к этому не придерешься. Поэтому представители партий занимались подкупом избирателей во время агитационного периода. Коронавирус сильно ударил по карману жителей Киргизии. При наших небольших пенсиях и зарплатах, люди за небольшую сумму соглашались продать свой голос. Некоторые факты были установлены, поэтому глава ЦИК отменила результаты выборов. Надеюсь, что теперь состав партий поменяется, и в списках появятся кандидаты с человеческим лицом, а не коррупционеры.

— Представители всех партий занимались подкупом голосов?

— Объемы и масштабы подкупа были невероятные.

— Как протестующим удалось освободить из СИЗО заключённых под стражу?

— Из-за того, что президент дал милиции команду «не стрелять», «кровь не проливать», протестующие воспользовались ситуацией. Военнослужащих к разгону митингов не привлекали, и когда толпа 30-50 человек подошла к СИЗО, сотрудники следственного изолятора просто испугались за свои жизни и открыли двери. Но ничего страшного и необратимого не произошло. Надеемся, день-два, и все вернется на свои места.

— Протестующие захватили Белый дом. Наверное, там все разворовали?

— Даже среди бесчинствующих людей находились те, кто тормозил толпу: «Это не берем, нельзя». Так что у нас мародеры тоже пытаются самоорганизовываться. Уровень революционных технологий в Киргизии повышается. Протестующие даже внутри правительственного здания пытались сами себя обеспечить – запаслись водой, организовали охрану. И получилось, что когда протестанты проникли в Белый дом, то первый этап их негодования испарился, они решили, что здание захватили, хотя, по сути, захватывать там было некого: сотрудники давно разошлись, в помещении только несколько охранников оставались.

— Среди тех, кто устраивал погромы в городе, помимо идейных людей, были простые хулиганы?

— Те, кто сейчас занимается угрозами — это необразованная сельская молодежь. Она и создает серьезная проблемы. Хотя в парламент тоже проходят странные люди — бывшие спортсмены, звезды культуры, которые давно «устали». Про таких говорят, они «умерли давно, но их забыли похоронить» — такой процент кандидатов имеется.

— Говорят, больницу тоже пытались разгромить?

— Пострадавшие поступали в травматологическое отделение. Вот туда ломились родственники протестующих, которые выломали только дверную ручку. На следующий день госпиталь уже охраняли дружинники.

— Откуда берутся столько дружинников?

— Помогает мэрия. Многие люди сами объединяются. Например, есть бизнесмены, которые работают в ТЦ. Они находят своих единомышленников, друзей и все дружно охраняют магазины. Такая же ситуация с владельцами ресторанов. Бизнесмены стали понимать, что надеется на МВД не целесообразно, лучше уповать на себя и привлекать силы самообороны. Живые цепи народных дружин выстраивались около каждого объекта – ресторана, кафе, магазина. Когда толпа бесчинствующих слышала от дружинников: «Брат, это не твое», протестующие уходили в надежде найти то место, где им скажут: «Бери, брат». Но таких мест не нашлось. Еще соцсети в объединении народа играют большую роль. При помощи соцсетей, нам удается найти зачинщиков беспорядков, мы фиксируем их лица, номера машин, через интернет распространяем данные, в Сети идет всеобщее порицание. Формируется новая политическая культура, соцсети становятся активаторами действия.

— Во время беспорядков маленькие магазины и кафе закрывались?

— На несколько часов закрывались, потом снова открылись. Во время пандемии торговый сектор прилично пострадал, поэтому их хозяева наверстывают упущенное, чтобы остаться на плаву. Например, после массовых беспорядков, люди все равно вышли на работу, жизнь продолжилась. Замечу, что в стране нет критической массы недовольства. Переживать не за что.

Источник: «MKRU»

Рекомендуемые

Япония на безвозмездной основе предоставила Кыргызстану 2000 тестов для выявления коронавируса

Япония и ПРООН поддержат Кыргызстан в проведении честных и прозрачных выборов

Япония выделит Кыргызстану 4 млн долларов на поддержку ЦИК в выборном процессе

Оставить комментарий