Апостроф: коронавирус победит не демократия, а диктатура – украинец, побывавший в Италии и Китае

Апостроф: Как получилось, что вы попали в обе страны с эпицентрами заражения — и в Китай, и в Италию?

Сергей Пудич: Я жил в Китае на протяжении полугода. Как раз 30 декабря у меня и моей жены-итальянки там родился второй сын. К нам в Пекин прилетели родители жены, и пока мы были в роддоме, они сидели со старшим моим сыном, которому 1,5 года. Мы планировали в феврале поехать в Италию, но вдруг неожиданно нагрянула новость, что Ухань закрывают — и тогда все поняли, что все разговоры о вирусе, которые были до этого, на самом деле серьезные, что не «пронесет». Ситуация начала стремительно развиваться, в Китае все закрылось, все надели маски, людей на улице практически не стало.

Получилось, что мы выехать из Китая не могли, потому что у новорожденного ребенка не было ни паспорта, ни выездной визы, а без нее из Китая выбраться нельзя. Поскольку, находиться в квартире с двумя детьми и не выходить на улицу очень тяжело, мы решили отправить родителей жены, поскольку они в группе риска, со старшим ребенком в Италию. Мы остались с младшим ребенком на карантине, выходя на улицу только в магазин и в посольство для того, чтобы сделать документы. Паспорт на младшего мы получили в начале февраля, а в три часа утра следующего дня мы уже вылетали в Таиланд на 14 дней. Там мы провели карантин в самоизоляции перед дорогой в Италию.

— Как проходил карантин в Китае?

— Он был очень слаженным, профессионально организованным, все было четко, все следовали всем предписаниям. Везде — в каждом лифте, на каждом доме висели памятки, что нужно делать. По квартирам ходили консьержи и собирали подписи, что жильцы прочитали и ознакомились с правилами поведения. Они были простыми — сидеть дома, выходить только по необходимости, носить маску. Было еще правило — не плевать на пол, потому что китайцы часто это делают. Начали везде мерять температуру — на входе в магазины, здания, жилые комплексы. Все таксисты обязаны были носить маски, даже если сами ехали в машине. Пассажиры также не имели права садиться в машину без маски. Обычно в Китае курьерская служба все доставляла под двери, но это было запрещено, поэтому доставщики приносили посылки консьержу, консьерж звонил жильцу, тот сам спускался и забирал — чтобы не было контакта с доставщиком.

— Один китаец из Сианя рассказывал мне, что каждый день представители власти проверяли, нет ли зараженных. Вы с этим сталкивались? Как это происходило?

— Пока я там был, так не делали. Если человек приезжает в Китай из стран с повышенным риском, он обязан пройти карантин в государственном отеле, и он должен за этот отель заплатить. Ему будут приносить еду, он не должен покидать номер, но долже писать своему супервайзеру в WiChat (мобильное приложение, которое заменяет в Китае другие соцсцети, — прим. Апостроф) свою температуру и состояние. Поскольку моя жена работает проектным менеджером в международной организации по миграции в ООН, у нас в Китае есть дипломатический статус. Мы можем пройти карантин не в государственном отеле, а у себя дома. Но мы не имеем права выходить на улицу и должны каждый день отписываться консьержу.

— Как происходит карантин в Италии? Отличается ли он от того, что было в Китае?

— Да. Он более расхлябанный. Это связано, наверное, с национальными особенностями. Я был в шоке, когда прилетел в Рим, и некоторые сотрудники были без масок. При выходе половина людей были без масок. Таксист одел маску, только когда я сел в машину. Сейчас я живу в небольшом городке под Римом. В магазин пускают определенное количество людей — где-то 5 человек, когда один вышел, следующий может зайти. В Китае пускали в магазин без ограничений, но на входе меряли температуру.

— Вам страшно за своих маленьких детей?

— Если честно, то я в Китае за детей меньше всего переживал, больше всего переживал за родителей жены, потому что они как раз находятся в группе риска и чуть-чуть больше за себя, потому что у меня диабет. А дети по статистике переносят этот вирус очень легко.

— В соцсетях смеются, что по всему миру скупают туалетную бумагу, ну, а наши люди, ясное дело, еще и гречку. Вы за все время это замечали?

— В Пекине продуктов было в достатке. Я закупался на 3-4 дня вперед и видел, что все покупали еду, как обычно. В Италии закупаются на несколько дней вперед, но в магазинах все есть и полка с туалетной бумагой полная. Мне кажется, что по поводу туалетной бумаги, это просто шутка — сняли на видео каких-то неадекватных людей и это просто расползлось.

— Вы проходили контроль на разных границах за все это время. Он как-то отличается?

— Самый серьезный был, наверное, в Таиланде. Там были и сканеры температуры тела, и отдельно проверяли температуру. В Китае тоже были сканеры-пистолеты, и надо было подписать бумагу, что у тебя нет никаких симптомов простуды, но ее подписывали все, даже те, кто кашлял.

В Кишиневе смазывали спиртом багажную ленту, а в декларации по здоровью нужно было указать номер места в самолете и номер телефона и электронной почты. Я так понимаю, что в случае обнаружения зараженного пассажира, остальным бы потом присылали сообщения.

При перелете из Украины в Италию только сканером проверили температуру и все. В украинском аэропорту меня перед вылетом вообще ни о чем не спрашивали, на границе, когда пересекал его со стороны Молдавии — тоже ничего. Только водительское удостоверение брата проверили.

— Могли бы вы дать рекомендации украинцам, как вести себя во время карантина?

— Я лично считаю, что на Украине буквально через пару дней люди поймут, что все это очень серьезно, когда начнут делать тесты. Количество заболевших будет в разы больше. Тогда люди перестанут так безответственно подходить к этому вопросу, все поймут, что карантин — это серьезно, и все меры, которые принимает сейчас государство, необходимы. Запрет на перемещение между городами — это правильно.

Что я советую сделать людям прямо сейчас — это самоизолироваться. Я советую подойти к этому серьезно — найти комфортное место для пребывания месяц-полтора — поехать на дачу или остаться дома. Нужно закупить немного еды. Конечно, не нужно скупать всю гречку на полках, нужно быть социально ответственным и покупать только то, что нужно тебе, а не с запасом на полгода вперед, потому что всем остальным потом не хватит. Моя жена тоже считает, что самоизоляция — это самый действенный способ остановить вирус.

Обязательно при выходе из дома одевать маску. В дополнение к ней желательно одевать солнцезащитные очки — говорят, это уменьшает риск заражения через слизистую оболочку глаз. С собой нужно все время носить антисептик и после каждого прикосновения к какой-либо поверхности — от ручки двери до кнопки лифта — обрабатывать руки антисептики. Не трогать глаза, нос, рот. В обуви, в которой были на улице, не заходить в дом или оставлять ее на пороге, потому что можно наступить на слюну на улице.

Нужно помогать в первую очередь пожилым людям, соседям. Говорить им, чтобы они не выходили ни при каких обстоятельствах на улицу. Лучше спросить, что им нужно, купить им эти продукты и оставить под дверью. Вообще все вещи лучше передавать не через личный контакт, а оставлять под дверью. Нужно ограничить общение с людьми в принципе. Если на улице встречаетесь со своими знакомыми, не здороваться за руку, не обниматься, не целоваться. Быть здоровым, быть позитивным. Можно витамины попить.

Хотелось бы, чтобы на Украине коронавирус продлился как можно меньше и сплотил нацию. Хочется, чтобы предприниматели и обеспеченные люди помогали всеми силами побороть эту эпидемию — и поступали так безвозмездно. Люди должны помогать друг другу и не бросать на произвол судьбы. Чтобы относились к своему здоровью очень бережно и к здоровью старших. Нужно, чтобы люди были социально ответственными, не придумывали теорий заговора, не митинговали во время карантина.

Я считаю, что необходимо как можно больше обезопасить страну от распространения вируса. Следует закрыть передвижение между областями. Все должно быть закрыто и все должны сидеть и не рыпаться в течение установленного периода.

— В Китае, я вижу, эпидемия идет на спад. По вашему мнению, сколько еще продержится в Европе?

— Вы абсолютно правы, в Китае уже все потихоньку налаживается. Количество людей, которые заражаются, ничтожно малы по сравнению с тем, что было раньше. То есть, они практически победили эпидемию и поставили другую задачу — не допустить приезда людей из других стран.

Относительно Украины, Италии и всей Европы у меня пессимистические прогнозы, — хотя по жизни я оптимист. Мне кажется, те действия, которые делает правительство Украины и руководители стран Европы не достаточно деспотичные. Мы все любим нашу демократию, но китайская диктатура смогла победить вирус, а у нас все как-то слабенько, расхлябано. Потому я думаю, в Европе как минимум два месяца эпидемия точно продержится. На Украине, возможно, к осени все пойдет на спад, если сможем локализовать зачатки заболевания.

— Многие люди из стран Европы, где есть вспышка заболевания — из той же Италии — пытаются прорваться на Украину. Что бы вы посоветовали украинцам, которые стремятся сейчас вернуться на родину?

— Я думаю, что люди бегут на Украину не из-за того, что они хотят спастись от заражения — это было бы глупо. Я думаю, что у них недостаточно финансов, чтобы находиться в Европе следующие два месяца, поэтому это вынужденные меры. Если же это желание себя обезопасить, то мне кажется, что это не логично.

Миграция — это главный разносчик вируса. Потому правильно, что Украина закрывает все границы, Европа полностью закрывает сообщение на 30 дней минимум. Это единственный способ уменьшить распространение вируса.

— Сильно ли коронавирус повлияет на картину мира? И каким образом?

— За полгода пострадают все страны, особенно с неустойчивой экономикой, такие, как Украина. Все изменится, все будет по-другому. Можно говорить о будущем кризисе. Но, с другой стороны, может это и к лучшему. Страны будут больше взаимодействовать перед всемирными угрозами, больше внимания уделять проблемам человечества, таких как глобальное потепление. Этот вирус показал, что проблемы не могут касаться какой-то одной страны. Вирус пришел из Китая, но теперь это проблема всего мира. Теперь нужно вместе отвечать на вызовы.

— Напоследок, расскажите о своей режиссерской работе, и как эпидемия повлияла на ваши творческие планы?

— Я кинорежиссер и продюсер. Снимаю художественные и документальные фильмы. Последний документальный проект, над которым работал, но выход которого отложится из-за вируса, это «Поезд „Киев-Война‟» — документальный фильм об историях пассажиров поезда «Киев-Константиновка», которые постоянно ездят между мирной столицей и прифронтовой зоной, а также о мыслях о войне. Также я режиссирую рекламу и снимаю художественные фильмы ужасов и комедии. Это фестивальные фильмы, два из них есть на AmazonPrime.

— Ситуация с коронавирусом вас вдохновила?

— У меня набралось достаточно впечатлений. Когда в Китае только начался карантин, я походил по улицам, поснимал — выглядит это очень эпично. Со временем можно будет снять какой-то фильм-катастрофу.

— А документалистику?

— Я не очень люблю документальные фильмы. Больше люблю снимать художественные.

Источник: Апостроф

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *