Эльнура Алканова, журналист: «Может у руководства Азаттыка профессиональный тупик или творческий кризис… Мы должны требовать независимого вмешательства со стороны нового президента РСЕ/РС Жейми Флая»

Ни с одним из инициаторов этого письма (Спасти Радио «Азаттык» от непотизма и коррупции — открытое письмо ) я не знакома, и не пересекалась ни где. Пару раз только у Акерова может брала интервью. Но им каким-то образом стало известно о моем уходе с Азаттыка.

Я считаю, что в Азаттыке есть прекрасные сотрудники четко, и в соответствии с уставом и нормами работающие журналисты. Но к сожалению такое нельзя сказать обо всех членах этой большой команды — дружной семьи.

Во время иска Атамбаева, в апреле 2017 года я стала свидетелем:

1. Как увольняли по надуманным причинам и специально спроектированному сценарию Шайырбека Эркина, Айданбека Акмата;

2. Как бесцеремонно удалялись статьи, видеорепортажи с упоминанием круга Атамбаева;

3. Какое жесткое собрание провели с редакцией Азаттыка руководство, что аж редактора не смогли отразить свою точку зрения. Как некоторые редактора не смогли поднять вопрос о происходящей на то время самоцензуре;

4. Странного ухода Султана Каназарова — после того, как руководство «сходило на ковер» к экс-президенту, Каназаров просто исчез из офиса. Через месяц только узнала, что путем каких-то договоренностей решили, что уйдет он.

Ну и в конце мое увольнение через 3-4 месяца работы. За короткий период, в команде из нескольких человек мы выпустили 3 резонансные расследования: 1. Дача-Су. Кандуу жук кимдики; 2. Миллионы кыргызстанской таможни. Об имуществе Матраимовых; 3. «Серые схемы» вокруг аэропорта Манаса. О бизнес интересах Албека Ибраимова. http://rus.azattyk.org/a/28366831.html Искен Афиджановподтвердит, если помнит еще. Он первым у меня спросил, почему удалили контент тогда.

Именно третье расследование было удалено с сайта после того, как два часа висело. Причина — неверно сказанное автором одно слово. Но, русскую версию удалили, а кыргызская с тем же неверно сказанным словом осталась. Споры были конечно, хотелось исправить, извиниться, и перезапустить. Но Венера Жуматаева попросила меня понять непростую ситуацию, и что нам нельзя рисковать с дружками АША, иначе наш офис могут закрыть. Я лично не боялась остаться без офиса или зарплаты, но подумала, а вдруг не все со мной согласны… послушалась руководство, и мы с Эгизбаевым временно приостановили проведения любых расследований, так как лучше не работать для нас, чем фильтровать темы. Такую точку зрения, Улан говорил публично и открыто. Без расследований, я стала не нужной, так как не умела на то время писать по-кыргызски грамотно и делать радио материалы для новостей. Жуматаева решила уволить меня, несмотря на мои предложения переждать лучших времен. Я ее просила не лишать меня возможности практиковать кыргызский и считала, что я проявлю себя и в других жанрах кроме расследований и перепроверки фактов. Но, она не согласилась. Я злилась три дня. А, потом меня отпустило. Я пришла в редакцию и поблагодарила ее за увольнение. Это колоссальный опыт оказался. Сказала, что буду поддерживать дальше жанр расследований и в любое время пусть знают, что я рядом.

Спустя два года, Жуматаева с того момента, как я в прямом эфире на пресс-конференции президента Жээнбекова потребовала проверки Матраимовых и прочла список имущества, она начала вести публичное очернение моего имени, обвинив, что я не автор расследования, которое мы делали с Уланом. Пока, она публично пыталась меня очернить, вместо того, чтоб ругаться, я обратилась к Султану Каназарову, экс-директору Азаттыка, который и был свидетелем, и редактором наших расследований для подтверждения авторства. Каназаров связался с Жуматаевой и отметил, что у нее неверная информация, и зря меня очерняет. Но она не послушалась, по словам Каназарова. Таким образом я поняла, что Жуматаева меня не любит. Но я до сих пор не понимаю за что… До сих пор я молчала про проделки в Азаттыке и про редакционную коньюктуру. Asem Tokayeva она подтвердит, что я никогда не хотела жаловаться, хотела остаться в стороне.

Может у руководства Азаттыка профессиональный тупик или творческий кризис. Причин я не знаю, почему все это происходит там. Но желаю я, только одного — мы не должны ссориться, а требовать независимого вмешательства со стороны нового президента РСЕ/РС Жейми Флая.

Видимо, настало время просить вмешательства и проверки высшего руководства РСЕ/РС. Надо обратиться коллективно. Пусть все проверяется, я не хочу, чтоб просто так очерняли Жуматаеву в том числе. Пусть выясняют вышестоящее руководство путем внутренней проверки.

Эльнура Алканова, журналист

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *