Эмилбек Калилов: Опыт Южной Кореи в борьбе с короновирусом Covid-2019. Параллели с Кыргызстаном

Нынешняя ситуация с распространением пандемии COVID-2019 в Кыргызстане становиться все более серьезным. С каждым днем увеличивается число зараженных как среди населения, так и среди медицинского персонала. В Кыргызстане на 17 апреля было выявлено 489 зараженных граждан COVID-2019, из них 116 медиков. Учитывая масштаб и скорость распространения данного заболевания, правительство Кыргызской Республики выбрало путь всеобщего карантина с введением режима чрезвычайного положения(ЧС) и комендантского часа.

Для контроля и сдерживания нового вида вирусом Covid-19, одним из самых важных инструментов борьбы являются диагностические тест-системы, которые быстро определяют зараженность больного и помогают быстрее очертить и ограничить круг контактных лиц и спасти большее число граждан. Южная Корея сильно укрепила свои биотехнологические производственные мощности и на данный момент производят одни из самых конкурентно-способных тест-систем в мире, которые могли бы помочь многим странам. Более 104 стран обратились в корейское правительство, с просьбой предоставить им тест-системы, из них 74 страны хотели бы выкупить, 66 стран попросили в форме гуманитарной помощи либо за деньги.

В Кыргызстане, необходимо на наш взгляд, усиливать единую диспетчерскую башню управления, в принятия решений в которой, активнее включались и эксперты-эпидемиологи. Коммендантский час и само ограничение движения населения не будет эффективным без активного тестирования, эпидемия будет продолжать расти, так как тестирование идет медленно и эпидемиологические цепочки и источники заражения остаются нераспознанными. Предпочтительнее было бы идти путем упреждающей стратегии активного тестирования, быстрой изоляции и лечения больных на основе проделанного опыта Республики Корея, которая показала свою состоятельность и эффективность. Глава данного штаба должен иметь прямой доступ к Премьер-министру и Президенту страны. В тоже время, министерства и другие госорганы всячески активно организационно поддерживают данную “башню”, усиленную штатом из экспертов и эпидемиологов.

Борьба с Covid-2019 в Южной Корее.

Вспышка короновируса COVID-2019 возникшая в городе Ухань(КНР), быстро превратилась в пандемию и распространилась по всему миру. На 13 апреля количество зараженных превысило более 1 миллиона 800 тысяч человек, умерло 117 тысяч. Представители министерства Здравоохранения Кореи быстро извлекли уроки из Уханя о том, что новый вирус чрезвычайно заразен и может быстро распространяться по обширным территориям. Первый зараженный появился в Южной Корее еще 21 января, а широкая вспышка среди последователей христианской секты Синчонджи приходится на 19 февраля. 27 января правительство сообщило, что порядка 20 медицинских компаний разработали свои тест наборы, на которые срочная сертификация будет применена, а неделю позже, первый тест набор получил официальное разрешение, за ней последовали уже следующие компании.

Страна сразу же выделила, как приоритет над всеми мерами, выявление и изоляцию людей, имеющих положительный результат на данное заболевание и усилила свои диагностические мощности, с возможностью проводить до 15 000 диагностических тестов в день. После тестирования, активно проводится отслеживание и расследование зараженных. Как только случай подтверждался, власти отслеживали историю передвижения пациента и отслеживали людей, с которыми они связывались. Власти, совместно с местными органами власти, изучали записи с камер видеонаблюдения, GPS данные по смартфонам и записи кредитных карт, чтобы наметить — с точностью до минуты — предыдущие поездки пациентов и их контакты. На 17 апреля, страна она провела более 546 000 тестов бесплатно, включая тесты в пунктах для водителей за рулем “Drive Through” с тех пор, как они были установлены во многих местах страны.

Тем не менее, в основе успеха Южной Кореи против Covid-19 лежит хорошо финансируемая и эффективная система предоставления государственных услуг. Наверное, без такой базовой инфраструктуры, политика тестирования, отслеживания и лечения не могла бы быть устойчивой или расширенной в той степени, в которой она существует. Точно так же, эффективное руководство не может многого достичь, если ему не хватает хорошо отлаженной системы государственной службы, которая могла бы ее обеспечить.

Власти также взяли контроль над дефицитом медикаментов и спекуляции на рынке. Любой, кто зарегистрирован в системе государственного медицинского страхования может раз в неделю прийти в любую аптеку и гарантированно купить по две маски в неделю по доступной цене. К середине апреля правительство призвало южнокорейцев продолжать следовать рекомендациям оставаться дома, избегать социальных встреч и выходить при крайней необходимости, но намекнули также, что такие указания могут быть вскоре отменены.

В чем секрет успешной борьбы с короновирусом в Южной Корее?

Можно выделить четыре фактора успеха Южной Кореи, которые нужно использовать и в Кыргызстане.

1.Быстрота реакции властей. Через неделю после выявления первого зараженного, 27 января Корейский центр по контролю за заболеваниями(KCDC) одобрил тест набор первой корейской компании, вторую одобрил чуть позже. Весь февраль 7 корейских производителей наращивали производство своих тест систем. К концу февраля, Корея уже не спускалась с заголовков газет мира, новостями о внедрении автомобильных станций тестирования “Drive Through” и способностью проводить тысячи тестов в день.

2.Организация массового тестирования. По всей стране развёрнуто около 612 уличных медпунктов в виде палаток, для сбора образцов и личных данных тестируемых граждан, с подозрением на COVID-19, на 17 апреля 2020 года. Тесты бесплатные, для граждан с ОРВИ, с подозрением, для контактных лиц с больными, для граждан прилетевших из-за рубежа. На данный момент произведено более 500 тысяч тестов. Также благодаря инициативе частных докторов, внедрен пункт сбора анализов Drive Throug на автомобиле(больше 60 пунктов), Walking Trough сбор в закрытой будке, что существенно снижает возможность заражения докторов. За день Южная Корея может тестировать до 20 000 человек. Тестирование очень важно в борьбе с короновирусом, именно оно помогает, определить масштаб эпидемии, местонахождение вспышек вируса, также служит важным орудием, для быстрой изоляции, госпитализации и лечения зараженных людей. Когда штаб по борьбе с вирусом, знает местонахождения вируса, эффективнее можно использовать ограниченные ресурсы, зная куда, именно отправлять и распределять разумно эти средства и специалистов. И самое главное, тестирование помогает быстрее выявить больного и раннее обнаружение вируса сводит к минимуму его дальнейшее распространение и позволяет быстрее вылечить заболевших.

3.Отслеживание, изоляция и контроль. Южная Корея разработала методы активного отслеживания контактов еще во время вспышки эпидемии MERS (так называемый ближневосточный респираторный синдром) в 2015 году. Медицинские работники отслеживали движения пациентов, используя записи с камер наблюдения, транзакции с кредитных карт и даже данные GPS с их автомобилей и мобильных телефонов. Медики проводят эпидемиологические расследования, как полицейские. Также корейцы после МЕРС, пересмотрели законы, где обозначили приоритет безопасности общества над конфиденциальностью частной жизни.

Правительство также поручило частным компаниям и поощряло инновационные способы обмена этой информацией. Оно использовало приложение GPS-слежения, чтобы контролировать и публиковать движения пациентов в режиме реального времени и наказывать тех, кто нарушил карантин. Кроме того, правительство предложило компаниям разрабатывать приложения, которые визуализируют анонимные данные о местонахождении пациентов и делают их более доступными для общественности. Одно из таких приложений, называемое «Corona 100m», оповещало пользователей, когда они находились в пределах 100 метров от недавнего местонахождения пациента с коронавирусом.

Людям, которым предписано быть на карантине, должны были установить на свой телефон специальное приложение, которое оповещает власти, если человек нарушил режим изоляции. Штраф за нарушение карантина может достигать 8 500 долларов. Также на телефоны приходят оповещения в случае, если поблизости выявлен случай заражения. На интернет-сайтах различных ведомств и ​​в приложениях для смартфонов можно получать почасовые, а иногда и поминутные данные о перемещении зараженных людей, на какие автобусы они садились, и куда они выезжали, вплоть до информации о том, носили ли они защитные маски в то или иное время.

4.Поддержка общества. Хотя санитарные меры важны, они не были бы эффективными, без широкомасштабного сотрудничества с общественностью, нужность которой, было болезненно усвоено в предыдущих эпидемиях. Большинство в корейском обществе одобряет меры властей, борьба с вирусом дает людям «чувство общей цели» и коллективного сплачивания перед лицом эпидемии. Начиная с конца января, на телевизионных передачах, эксперты напоминали о важности ношения масок и социальной дистанции. Объявления об этом можно было увидеть в метро и общественных местах, шли оповещения на мобильных телефонах. Для того, чтобы победить эпидемию, необходимо предоставлять гражданам полный объем информации и требовать от них сотрудничества. Благодаря общественному доверию в Корее наблюдается очень высокий уровень гражданской осведомленности и добровольного сотрудничества для борьбы с коронавирусом.

Но более ощутимый фактор может лежать в прошлом опыте страны. Во время вспышки ближневосточного респираторного синдрома (MERS) в 2015 году, правительство Южной Кореи скрыло важную информацию, в том числе о том, где лечились зараженные пациенты. Это стало большой проблемой, учитывая, что почти все заражения, после произошли именно в больницах. Опасаясь, южнокорейцы по всей стране оставались в помещении все вместе, хотя есть свидетельства того, что вирус не легко передавался при случайном контакте. «Люди запаниковали из-за неопределенности», – заметил профессор Хан Сон Джун из Университета Йонсей. «Доступ к информации является фундаментальным элементом демократии. И когда в этом доступе отказывается, люди становятся более растерянными и обеспокоенными».

Преимущества корейских тест систем

В Корее сильно развит биотехнологический сектор экономики, поддерживаемый из бюджета страны. На данный момент порядка 42 компаний подали на сертификацию в Министерство Лекарственной Безопасности Кореи свои тест наборы. В Корее в данное время используются только лабораторные тест системы на базе RT-PCR в реальном времени, точность которых составляет 98–99.9%, тем временем, быстрые экспресс тесты на базе антител в Корее не разрешено к использованию, однако пока есть спрос на них за рубежом, выдается после тщательных испытаний официальные сертификаты на экспортные продажи.

Например, относительно быстрых тест-систем выявляющих антитела, корейская компания Sugentech (http://sugentech.com/main.php) удачно экспортируют свою продукцию за рубеж. Их объем продаж за март месяц уже превысил их объем за весь прошлый год. Точность заявлено 94%, это намного выше китайских экспресс тестов (50%-80%). Есть еще одна компания SD Biosensor Inc.(http://www.sdbiosensor.com/xe/) со своим продуктом Q COVID-19 IgM/IgG Duo у которой чувствительность заявлена 95,7% при проведения теста на 10 день после заражения. Результаты обоих выходят за 10 минут.

Тем не менее, правительство Южной Кореи предпочитает и официально разрешает только лабораторные анализы на базе PCR OT real time с точностью до 99,9%, результаты которых выходят в течении 6 часов(включая время на доставку образцов). Кыргызстану следовало бы приобрести либо запросить в виде гуманитарной помощи такие корейские тест наборы на базе RT PCR и постараться снабдить лаборатории этими наборами. Одновременно с этим, провести также тренинг обучения лаборантов. Быстрое тестирование и быстрое получение результатов поможет быстрее определить и изолировать зараженных, обнаружить их источники и группы, выяснить быстрее контактные связи, и также даст общую картину для специалистов, отслеживающих социальные связи зараженных. Возможность быстрее определить заражение является очень важным фактором в эпидемиологических мерах, так как, позволяет быстрее изолировать, и двигаться дальше для выявления следующих контактных лиц и их дальнейшего тестирования.

Недостатки Кыргызстана в борьбе с короновирусом

Учитывая либеральный опыт Южной Кореи, мне видится ряд недостатков работы Республиканского штаба при борьбе с короновирусом.

1.Центр принятия решений — нужен эксперт

Республиканский штаб был создан 25 января 2020 года, в состав оперативного штаба вошли специалисты министерства здравоохранения и министерств. Разумным было бы учесть и применить опыт Южной Кореи, где главой Центрального штаба по контролю за заболеваниями назначена глава санитарно-эпидемиологической службы Кореи, которой подчиняются и министр здравохранения и министр публичной администрации и безопасности. Сама глава центрального штаба Кореи подчиняется напрямую премьер-министру и президенту Кореи.

2.Закрытая информация от общества

Мероприятия по выявлению зараженных и их быстрая изоляция, должны вестись максимально открыто и прозрачно, информация по зараженным должна предоставляться через телефонные сообщения, СМИ и выставляться на веб-сайтах штаба и госструктур. Естественно информация личных данных и их адресов должны быть закрытыми, публиковаться информация по районам, по названиям объектов, общественных мест и предприятий общественного питания. Предоставление такой важной информации поможет людям избегать тех или иных потенциальных мест возможного заражения.

3.Неясная политика по тестированию населения

Довольно противоречивая и неясная информация доходит до граждан, в отношении видов тест систем. Есть сведения, что Россия предоставило 10 тысяч тестов на базе ПЦР, завозится также экспресс-тесты из Китая 30 тысяч штук, также недавно была информация, о том, что Беларусь предоставила бесплатно 10 тысяч ПЦР тестов. Очень много нареканий в отношении тест наборов российского производства “Вектор”, что мол, они часто выдают лже-отрицательные результаты. В отношении китайских экспресс-тестов, многие страны недовольны качеством и точностью данных экспресс-тестов.

 Рекомендации для Кыргызстана

1.В первую очередь, рассмотреть заново вопрос отмены ЧП и срочно сделать приоритетом методику четырех шагов «тестирование, изоляция, отслеживание и лечение» в санитарных мероприятиях. Во-первых необходимо упростить и оптимизировать штаб, поставить эпидемиолога, к которому подчиняются все, за исключением президента и премьер-министра. Усилить команду в штабе, из штата не менее 10 человек, занимающейся только эпидемиологическими опросами и отслеживанием больных короновирусом и их контактными связями. Им в помощь могут прийти данные по камерам наблюдения (CCTV), GPS отслеживания по мобильным телефонам, мест оплат пластиковыми карточками, а также сами зараженные, в ходе интервью.

2.Использовать в виде стандарта ПЦР обратной транскрипции тест системы в реальном времени. Они являются на сегодняшний день самыми передовыми и имеют высокие точности до 99.9%. Организовать их приобретение из Южной Кореи, также одновременно с этим провести тренинги обучения лаборантов из всех областей. Одновременно с этим дать правительству чтобы внесли законопроект, позволяющий проводить тестирования и в частных лабораториях. Их ускоренную сертификацию необходимо провести в Минздраве. Самое главное касается расходов на тестирование. Оптимально будет если государство полностью возьмет на себя расходы тестирований, предоставит бесплатное тестирование населению. Это приведет к убыстрению процесса тестирования, также к повышению рейтинга правительства и президента Кыргызской Республики в глазах граждан.

3.Создавать открытую базу данных по каждому выявленному зараженному, без упоминания личных ФИО и адресов, каждому присвоить порядковый номер, расписывать маршруты зараженного, указывать источники заражения и пути передвижения по каждому дню до выявления заражения, расписать почасово, где зараженный был, одевал ли маску во время посещения того или иного места, с кем встречался. Данную информацию ежечасно распространять через СМИ, через интернет сайт санитарно-эпидемиологической службы.

4.Создавать на базе существующих больниц, изолированные корпуса, для тяжелобольных КВ, для легких больных использовать здания санаториев, пансионатов. Очень много зданий пансионатов на берегу Иссык-Куля, санаториев в Ысык-Ате, Джалал-Абаде и в других местах.

5.Создавать условия и сооружения, которые бы находились снаружи больниц, тем самым, уменьшится риск возможного заражения врачей и медперсонала. Врачам в поликлиниках и больницах переходить на дистанционное лечение больных обычными болезнями, таким как ОРВИ, грипп и др.. Для больных, жалующихся на симптомы пневмонии, принимать либо в скорой помощи либо в установленном во дворе поликлиники уличном медпункте, где брать у больных образцы, для дальнейшего тестирования. Попробовать внедрить опыт Кореи, их уличные медпункты в виде палаток, где можно собирать образцы тестируемых, либо клиники для водителей за рулем “Drive Through clinics”, тем самым уменьшая контактные связи между больными и медперсоналом. Особенно, полезно будет внедрить систему drive-through, так как, помогает медперсоналу безопасным путем для себя, брать образцы больного за рулем автомашины, взять опросник и затем дезинфицировать автомобиль подозреваемого в болезни.

Член Совета по связям с соотечественниками за рубежом при Президенте Кыргызской Республики

Эмилбек Калилов  

18-04-2020

Г. Сеул, Южная Корея

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *