Лех Валенса: «Видимо, человечеству вновь нужно пустить кровь…»

Лауреат Нобелевской премии мира, «могильщик коммунизма» рассказал в интервью РБК, как относится к конфликту России и Запада, призвал разрешить его без агрессии и вспомнил, какими аргументами убедил Ельцина отпустить Польшу в НАТО. «Мы обречены на это соседство»

— Российский президент Владимир Путин в ходе недавнего послания Федеральному собранию сказал, что Россию на Западе не слышали и не слышат и, в частности, это стало причиной нынешней напряженной ситуации в мире. Согласны ли вы с тем, что Россию не слышали, не так понимали и вообще коллективный Запад ответственен за ухудшение отношений с Москвой?

— Во-первых, у Путина, конечно, сейчас трудная ситуация. Раньше была мощная держава, а потом она развалилась. Россия перестала быть сильной страной — в дальнейшем это стало поводом для большего количества проблем у Путина.

Во-вторых, Россия по-прежнему остается огромной страной, где есть десятки народов. Если бы в ней повторилась такая революционная ситуация, как в Польше в 80-х годах, то в составе самой России осталось бы не больше 20–40 млн граждан. Остальные бы основали новые государства. Путин хотел сохранить имеющееся единство, при этом он проводит реформы и крепко держит страну, чтобы предотвратить распад.

В-третьих, Россия и ее союзники сильно милитаризованы. Несмотря на подобные процессы, мир идет к открытию границ. Мир идет в направлении к свободе и достатку.

— Считаете ли вы, что новая холодная война уже идет? Если да, то как долго она может продлиться?

— Я для себя ставлю вопрос по-другому: у нас есть опыт прошлого, а наравне с этим современные технологии, но достаточно ли этого, чтобы строить мир по-другому? Или нам опять надо набить шишки? Я думал, что буду последним революционером и мы сообща покончим со всеми войнами. Исходя из происходящего можно сделать вывод, что такое пока не удается. Видимо, человечеству вновь нужно пустить кровь, вновь получить по носу, чтобы прийти к решению жить по-новому. Вопрос лишь в том: нам нужно больше смертей или уже достаточно?

— Как в свое время вы убедили первого российского президента Бориса Ельцина не высказываться против вступления Польши в НАТО? Почему считали необходимым вступление в альянс — все еще остерегались угрозы со стороны России?

— Я всегда был подготовлен, всегда вооружен аргументами. Польша вошла в НАТО, чтобы минимизировать возможную конфронтацию. Мы считали, что таким образом избавимся от любой возможности для конфликта. Мы надеялись на снижение количества вооружений [в мире]. Мы думали так: зачем нам конфронтация, попробуем управлять миром без конфликтов. Мы выбрали НАТО, чтобы не стать материалом для каких-либо других блоков, таким образом мы хотели прийти к спокойствию.

— Я признаю, что совершил ошибку в отношениях с Ельциным. Я отложил часть планов на свой второй срок, но не был переизбран. С Ельциным можно было еще о многом договориться. Мы обречены на соседство и заплатили большую цену за недопонимание. Сам Бог выбрал такое соседство! Если один бьет другого, то выигрывает третий, поэтому нужно как можно быстрее сойти с этой дороги. Добившись понимания с соседями, сможем сами зарабатывать, а не давать такую возможность другим.

Лех Валенса родился 29 сентября 1943 года в селе Попово на территории аннексированного нацистской Германией Поморского воеводства (ныне Куявско-Поморское воеводство, Польша) в семье плотника. В 1961-м окончил профессиональное училище, с июля 1967-го работал электриком на Гданьской судоверфи.

В 1980 году создал первый в Восточной Европе неподконтрольный государству профсоюз «Солидарность». В конце 1981-го, когда генерал Войцех Ярузельский ввел в стране военное положение и объявил профсоюз вне закона, попал с другими активистами в заключение, где провел около 11 месяцев.

В 1983 году получил Нобелевскую премию мира, медаль которой передал в монастырь Ясна Гура в Ченстохове. 7 сентября 1989-го к власти пришло первое некоммунистическое правительство Польши во главе с членом «Солидарности» советником Валенсы Тадеушем Мазовецким.

Лидера «Солидарности» неоднократно обвиняли в сотрудничестве со службами безопасности коммунистической Польши. В 2000 году Люстрационный суд страны оправдал бывшего президента. Однако в августе 2017-го в отношении Валенсы вновь возбудили уголовное дело — на этот раз о даче заведомо ложных показаний. Следствие установило, что подтверждающие его вину документы, которые сам политик называл подделкой, оказались подлинными.

— Чем объясняются популярность и приход к власти евроскептиков и национал-консерваторов в бывших соцстранах — Чехии, Польше и Венгрии?

— В течение всей нашей жизни сменяются разные эпохи: эпоха разделения мира на социалистический и капиталистический блоки сменилась эпохой идеи объединенной Европы. На горизонте всем видна глобализация, поэтому старые структуры и программы действий не подходят для сегодняшней ситуации, это провоцирует большую дискуссию. Одни хотят строить мир на традиционных ценностях, а другие — на большей свободе. И то, что сейчас происходит, является репетицией того, что будет происходить в третьем тысячелетии, это и есть проба, как устроить третье тысячелетие.

То, что доходит до крайностей, хорошо, так как заставляет нас искать решения. Нынешнее время я привык называть эпохой слова — вначале было слово, а потом слово становится делом, особенно если мы начинаем дискуссию. Когда мы дискутируем или ругаемся, мы находим коллективное решение.

— Упомянутые Польша, Венгрия и Чехия отказались принять мигрантов по установленным Евросоюзом квотам. Вы согласны с политикой этих стран?

— В Польше не хотят принимать беженцев, а должны: поляков же принимали в свое время в Европе. Когда у правительства нет хорошего решения на будущее, то возникают старые демоны типа антисемитизма. Видя происходящее, многие страны не знают, что предпринять, и не имеют актуальной программы на XXI век. Они чувствуют изменения и реагируют по-разному: Польша пошла резко вправо, кто-то — резко влево.

— Как вы оцениваете принятый на Украине закон об образовании, который фактически запретил преподавание на национальных языках?

— Да, у нас есть нерешенные проблемы с соседями. Можно уже сегодня начать конфронтацию, а можно оставить на завтра, но давно пора решить накопившиеся вопросы конструктивно.

— Считаете ли, что Украина может сохраниться в нынешних границах или в границах 2014 года, до присоединения Крыма к России? Или продолжится раскол?

— На самом деле я за любое уничтожение границ, я за Европу без границ. Когда мы создадим новый экономический и культурный союз, то придем к глобализации. Разница в экономическом развитии между странами не позволяет сделать это сейчас, но завтра мы это осуществим. Что касается сохранения Украины в границах 2014 года, то мы ни в коем случае не должны решать этот вопрос при помощи военной агрессии. Мы должны создать новые международные органы, которые не позволят проводить этнические чистки, не допустят передела границ и решения споров силой.

— В феврале 2018 года в Польше введена уголовная ответственность за причисление поляков к нацистам. Закон подготовлен Институтом национальной памяти Польши. Насколько был необходим такой закон?

— Мы давно нуждались в чем-то подобном. Согласен с поставленным ими диагнозом, но не могу согласиться с их методами лечения. Институт решает проблемы, но не тем образом, каким надо.

— То есть вы одобряете политику декоммунизации, проводимую нынешними властями Польши?

— Да, мы должны распрощаться с коммунизмом. Но нужно помнить, что Запад нас предал в 1939-м (нападение Германии и СССР. — РБК) и в 1944 году (Варшавское восстание. — РБК). Коммунизм — это голова, предательство Запада — плечи, а руки — деятельность тогдашнего польского правительства. Нужно осудить не только коммунизм, ведь, повторю вопрос, кто нас предал — Запад нас предал, ведь он не стал ввязываться в разборки с СССР, чем и воспользовались в Москве, захватив Польшу. Западный мир, таким образом, несет бóльшую вину, чем Советский Союз.

Источник: РБК

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *