Монголия потеряла суверенитет экономический и, к сожалению, политический тоже

Фундаментальное интервью с самым крупным политическим долгожителем, первым премьер-министром постсоветской Монголии Дашийн Бямбасурэном.

-Сегодня как раз период создания правительства У.Хүрэлсүха. В последнее время срок работы премьер-министров Монголии стал коротким. Также снижается уверенность граждан в завтрашнем дне из-за состава нового кабинета. Что Вы думаете об этом?

-С 2006 года, за 11 лет сменилось 11 глав правительств. С 2006 года власть в Монголии перешла в руки олиграхических группировок.

С отправкой в отставку одного правительтсва на смену ему приходит другая олигархическая группировка, которая стремится реализовать свои интересы через госполитику. Другими словами, государство стало жертвой соперничества олиграхов. В этот раз смена правительства имеет свои особенности. Монголия столкнулась не только с экономическим кризисом, но и с политическим, она оказалась в тупике. Возникла такая ситуация, когда госполитика не оправдывает ожидания граждан и не может смело определить пути дальнейшего развития общества.

Политические и экономические обещания, данные партиями во время выборов  2008, 2012 и 2016 годов, не выполнены. И в этих условиях, кажется, МНП, стоящая у власти, меняет правительство изнутри с основным призывом оздоровить политическую систему, изменить правила, по которым продают госдолжности и во власть проникают представители олиграхов и богатых. Теперь только остаётся ждать, сможет или нет это правительство изменить создавшуюся обстановку.

Согласно избирательной программе МНП 2016 года, она должна создать профессиональное правительство. Это правильно. Министры дожны проводить политику своей отрасли. Что сможет сделать человек, не знающий свою работу? В обществе есть желание изменить всё это.

Сегодня растет опасение, что вновь созданное правительство У.Хүрэлсүха не сможет быть профессиональным. Это является свидетельством внутренней борьбы стоящей у власти силы, неспособности высших должностных лиц государства защищать интересы своей страны. Сегодняшние экономический и политический кризисы связаны с ухудшением качества самой власти. Люди, купившие за деньги руководящие посты в политических партиях, придя во власть, вместо того, чтобы проводить политику в национальных интересах, обслуживают только свой частный бизнес, группировку, возможно и своего хозяина, стоящего за их спинами. Вот в чём причина кризиса.

Как долго продолжится такое кризисное состояние? Оно тоже имеет свои границы. Монголия полностью потеряла свою экономическую независимость. Все видят, что и полтитической независимости осталось не так уж много. Одна иностранная компания за неделю меняет решение государства. Ситуация видится проблемной. В таких условиях государству нужно ответственно относиться к созданию правительства.

-Нет никакой разницы, отдать свои голоса за МНП или за ДП?

-Партия, стоящая у власти, на протяжении 70 лет руководила созданием социалистического общества. Существует многолетняя история ошибок и достижений. Но социалистическое общество должно остаться нашей историей. Когда мировое социалистическое сообщество полностью распалось и когда уже доказано, что его теории и убеждения не могут реализоваться в жизни на сегодняшнем уровне человечества, нужно поностью избавиться от него. Одним словом, прошёл исторический отбор.

Что касается ДП, то она является той политической силой, которая в 1990-м году первой подняла знамя изменения монгольского общества. Но со временем эти две партии стали одинаковыми, и у них обеих нет убеждений, как дальше руководить страной. В принципе, в начале 2000 года и в период 2005-2006 годов уже наметились тенденции завершения реализации одного из этапов основных целей демократической революции 1990 года. С этого момента они и оказались в одинаковом положении.

Обе политические силы стали зависимыми от олигархических группировок. Обе превратились в политические силы, которые, объединившись, в любое время создают коалицию и делят сферы своих интересов. Со стороны кажется, что они  конфликтуют и соперничают между собой, но на самом деле они проводят одинаковую политику. Это редкий случай в истории нации. Тёмная страна без убеждений и идеологии.

Там наступают друг другу на ноги и ударяются между собой головами.  Политические силы в таком положении возрастают. Это является вопросом их исторической ответственности. Но история человечества, его взгляды и убеждения слишком богаты. Восточные традиции государственности имеют историю в несколько тысяч лет. Имеется история в 4 тысячи лет, и в том числе монгольской государственности. Сегодня мы говорим о 2000-летней истории со времён Хүннү. Но, я думаю, история создания монголами государственности, возможно, насчитывает 3500 лет. И люди, которые не понимают и не знают этого, уехав за границу на курсы при ВУЗах, немного выучив английский, думают, что готовы руководить государством. Они слишком малы для этого.

-Было ли правильным отстранить одного и назначить другого, когда юридические споры между У.Хүрэлсүхом и Ж.Эрдэнэбатом ещё не были закончены? Также утихли раговоры о деле, связанном с миллиардами.

-Судебная власть, опираясь на свой многовековой опыт, как-то решает дела, связанные с преступлениями, насилием и грабежами. Но в решении вопросов, связанных со сложными политическими проблемами, она демонстрирует свою беспомощность. После президентских выборов было много шума по этому поводу.

Против вице-премьера правительства возбудили уголовное дело, это была  попытка госпереворота. Но партия выдвигает его кандидатуру и назначает премьер-министром. Встаёт интересный вопрос, кто возглавит антикоррупционное ведомство, полицию и прокуратуру? Если в действительности существуют политическая этика и принципы, то настала пора в корне изменить эти ведомства. Это тоже большой вопрос. Вообще-то, общество под руководством мафиозной политики начинает разлагаться. Наш опыт последних 20 лет показывает, что политические партии без концепции, которые объединились только по своим интересам, превращаются в мафию.

-Нужны реформы. Но как всё изменить? Вопрос, который мы постоянно задаём друг другу.

-Убеждения или концепция связаны с отражением философии общественной жизни. Когда мы жили в социалистическом обществе, мы пытались жить равноправно в рамках общественного имущества, без угнетающего класса, без разницы между богатыми и бедными. Несправедливое общество, где результатами усилий активной части общества кормилась его неактивная часть. Поэтому из-за неспособности достигнуть развития социализм пал. Согласно сегодняшней концепции теоретиков, в капиталистическом обществе народ, да и вся страна держится на нескольких богатых людях. Все граждане являются их наёмными рабочими.

Но история человечества, его взгляды и убеждения слишком богаты. Взять хотя бы индийское писание  о государственности “Махабхарата”  3000-летней давности. Там чётко написано, кем являются монарх, премьер-министр, вице-премьер, госслужащий. В Монголии тоже были свои стандарты и критерии, к примеру, 35 заповедей хана, 14 заповедей царицы, 9 заповедей госчиновника. Сегодня государство должно вновь взглянуть на них. Самым важным критерием для министра является то, знает ли человек свою работу. Только хорошо зная свою работу, он может вынести решение и  руководить отраслью. Во-вторых, сможет ли он. Есть люди, которые всё знают, но их дела дальше пустых разговоров не идут. Нужен человек, имеющий организаторские способности и умеющий развивать отрасль. В-третьих, встает вопрос репутации. Вот три самых необходимых критерия. Такие критерии существовали и в социалистическое время. Сегодня критерии ставятся в любом государстве. В последнее время наши министры не соответствуют даже первому критерию.

В последнее время во всём мире только и говорят о глобализации. Один из ценных опытов глобализации заключается в том, что в условиях глобализации выживают только те народы, у которых есть государство, умеющее защитить свои национальные интересы, независимость и другие ценности. Есть горький опыт того, что государства, народы которых отреклись от своих национальных ценнностей и традиций, ждёт неминуемый кризис и дальше, возможно, полное уничтожение.

На примере Украины, стран Восточной Европы и других маленьких государств можно видеть, что хотя глобализация расширяет единое жизненное пространство для человечества и возможности для интегрирования. С другой стороны, она является жёстким вызовом возможности народов сохраниться и быть самими собой.

-В последнее время распространяется такая пропаганда, что говорить об истории-это тупость, а если не использовать природные богатства, то можно остаться ни с чем и не развиваться.

-Использовать природные богатства – это один из методов найти деньги ничего не созидая, а просто выкопать полезные ископаемые и продать их. Таким образом, оказывается влияние извне на страны и народы, которые не способны что-то создать и у которых нет своих взглядов и убеждений для того, чтобы построить свою  жизнь. Те группировки и прослойки, которые поклоняются деньгам, и сделали их своей главной целью, сами являются их лозунгами и призывами. В последнее время у нас активно распространяются убеждения, что Монголия будет развиваться только с помощью горнорудной деятельности. Есть случаи поддержки этого со стороны государства. Также в нашей Концепции национальной безопасности наблюдаются тенденции почитания горнорудной отрасли.

Когда на мировом рынке цены на горнорудную пордукцию начинают колебаться, тут нас начинает отбрасывать этой волной и сильно шатать в разные стороны. Такая у нас стала судьба. Во-вторых, продукция горнодобывающей отрасли объёмная вещь. Нет возможности поставлять её на дальние рынки. Поэтому мы превратились в побочную сырьевую базу и стали спутником нашего южного соседа. Вот эти две вещи нам и остались. Особенностью горнодобывающей деятельности является то, что матушка-земля не умеет говорить, не бунтует, не стонет и не жалуется. Поэтому олигархические группировки, но самое главное колонизаторы нового времени в лице “Рио Тинто”, проникли в Монголию, убежденные в том, что с ней можно делать всё что угодно. Они приежают в Монголию с главной целью – проглотить её и обогатиться, а не как благотворители и добродетели. И это мы должны правильно понимать.

Конечно, в Монголии существуют планы и задачи, как использовать природные богатства с последующим развитием. Но мы должны решить этот вопрос со своими партнёрами на справедливой, равноправной и долгосрочной основе, а не открывать все свои богатства каждому приезжему туристу с рюкзаком. Сегодня у нас появилась целая прослойка чиновников, которые преклоняются перед иностранными инвесторами, встречают их с распортёртыми объятиями и лижут им руки и ноги. Также как волк воет, когда голоден, мы постоянно ноем, что “вспугнули иностранных инвесторов, экономика упала, голодаем”.

Согласно нашей Конституции, земля и  её недра принадлежат народу и являются собственностью государства. Но несколько компаний, установивших своё господство в горнорудной отрасли, также государственные институции, состоящие из их представителей, грубо нарушая эти права, предлагают их иностранцам. Но такая ситуация в дальнейшем может измениться. Недавно президент Монголии заявил, что “добычу золота будут проводить только отечественные компании”. Это очень правильная мысль.

-Оказали ли Ваши слова, сказанные в адрес президента Х.Баттулги во время выборов, воздействие на избирателей?

-Слова “своя собака” я сказал задолго до президентских выборов во время одного интервью. Когда происходила борьба между бизнес-группировками. Вообще-то, я  думаю, что среди предпринимателей нет ни одного человека, который бы не “собачил”. Так как в тех условиях, когда страна переходила на конкурентные рыночные отношения, заниматься бизнесом и достичь успеха было делом смекалки и находчивости. Другими словами, нет в Монголии такого человека, который бы не использовал все лазейки в законе и не “прошёл сквозь игольное ушко”. В этом смысле я думаю, что все предприниматели когда-то “собачили”. Но другое дело “собачить” за свою страну и в её пользу.

Но есть совершенно другие люди, которые “собачили”, сделавшись “руками и ногами” чужеземцев, пускали их деньги в оборот, пытались сделать монголов зависимыми от них. В этом смысле я и сказал “своя собака”. Скоро будет 100 дней его президентства. Из поставленных президентом целей можно судить, что монголы сделали правильный выбор. Главным доказательством правильности выбора является то, что у каждого президента есть главный уникальный вопрос времени, который надо решить. Вопросами, которые предстоит решить Х.Баттулге, не являются ни вопросы экономики, ни другие, связанные с туризмом или транспортом.

Главным вопросом, стоящим перед Х.Баттулгой, вопросом, который сегодня избран и отобран историей, является вопрос очистки разгнивающей и всё ухудшающейся монгольской власти. Он поднял вопрос о 60 миллиардах, потом начал говорить об оффшорных счетах, что возможно повлияло на создание нового поравительства. Этот человек понимает заказ общества, который ему предстоит решить.

Во-вторых, Монголия расположена между двумя мировыми державами, и это наша реальность. Нам о многом надо подумать в плане уравнивания отношений с двумя нашими соседями. Конечно, Китай, который оказывает самое большое влияние на нашу экономику и политику, а также оказывает на нас давление, тоже должен стать самым надёжным, дружеским, стабильным и долгосрочным партнёром. Если мы раньше, заключив с Китаем договор или соглашение, возвратившись домой, отменяли его и показывали свою ненадёжность, то нужно изменить такой устой и стать надёжным и верным партнёром. С другой стороны, мы должны расширять и углублять сотрудничество с нашими соседями, и через сотрудничество полностью использовать возможности развития на пользу стране. И президент уже начал делать шаги в этом направлении.

В-третьих, думаю, что президент Х.Баттулга попал в самую точку в одном вопросе и в результате этого стали наблюдаться положительные тенденции в вопросе защиты национальных интересов и ценностей. Монголии как раз нужен был президент, который думает, какой является Монголия, как жить, как развиваться и идти в одном ряду с другими странами мира и народами. Считаю правильными те задачи и цели, которые он ставит в экономике и других широких сферах. Об остальном можно говорить после этих 100 дней.

-Извините за такой вопрос. Но, кажется, что из всех премьер-министров за последние 27 лет, только вы ведёте простую и скромную жизнь. Это зависело от времени или от самого человека?

-В моё время зарплата премьер-министра составляла 2500 тугриков. После принятия постановления №20 она возросла до 5000. Это по курсу того времени примерно 800 долларов. Я думаю, что мы были богаты не деньгами, а душой. У нас было стремление работать за свою страну и за новые преобразования. Поэтому среди членов нашего правительства не возникало вопросов, связанных с коррупцией и личными интересами. Все, наверное, помнят 12-е января 2006 года.

Председатель одной из партий, сидя перед премьер-министром, говорил: “Хочу отправить Вас в отставку и стать премьер-министром”. А тот в ответ начал говорить о спекуляции земельными участками, о вопросе столичного банка и фонда Улан-Батор. После этого он отозвал своих министров и правительство ушло в отставку. И с тех пор все созданные правительства стали опираться на олигархические группировки. Купив партию за огромные деньги и через партию купив госдолжности, они считают, что политика является самым выгодным бизнесом. И вправду, бизнес во власти очень выгодный. Человек, который во время выборов 2012 года ходил пешком, неся под мышкой свою чёрную папку, после 4-х лет членства уезжал из здания парламента на 570-м Лексусе. Так что можно сделать вывод, что бизнес во власти расцветает. Вопрос о 60 миллиардах даже является вещественным доказательством. Некоторые люди уже признали, что действительно был такой вопрос, и внутри партии некоторых людей даже начали привлекать к ответственности. Отсюда можно сделать вывод, что государственные должности и полномочия стали продавть и покупать как товар. И это вопрос последних 10 лет.

-Говорят, что во время принятия постановления №20 члены Малого государственного хурала /нижней палаты/ не руководствовались соображениями личных интересов, кроме человека по имени Дамдин?

-Да, кажется, было дело, связанное с одним магнитофоном или что-то вроде того. В Малом хурале называли имена 2-3 человек. Из правительства были Гомбосүрэн и БазархүүДамдин признал свою вину и ушёл в отставку. Гомбосүрэн не участвовал и Базархүү не участвовал, а всё сделал брат его жены. Вот примерно такие давались комментарии. Но суть этого дела был совершенной иной, чем то, что вытворяют сегодняшние политики. В то время они думали о том, как сохранить существующие богатства, как сохранить их в целости, а не как сегодняшние люди, которые думают только о том, как улучшить свою собственную жизнь. Поэтому сегодня они продают свою страну, продают государство. Это две разные вещи. В одно время миллион тугриков казался очень большими деньгами. Теперь вопрос о нескольких миллиардах стал обычным делом.

-Раньше говорили о 200 семьях, а сегодня стали говорить о 30?

-Надо говорить в рамках нескольких семей. Согласно исследованиям, 7-8 процентов всех национальных богатств Монголии находятся в собственности примерно 300 должностных и других лиц. Это говорит о том, что существует несправедливость и большая разница в распределении богатств. Главными факторами, оказывающими влияние на распределение богатств, являются власть и полномочия.

-Вы занимали должность премьер-министра в исторический переходный период 90-х годов. Какова была жизнь в то время, которое называют периодом карточной системы?

-В 1990 году, в период изменения общества, в экономике сложилась уникальная ситуация. В 1990 году Моноглия получала извне помощь и кредиты, в 1,3 раза превыщающие экспорт. То есть, в 1990 году общий объём экспорта составлял 586 миллионов долларов, а помощь и кредиты равнялись 700 миллионам долларов.  В сентябре 1990 года Верховный Совет СССР, сославшись на внутренний экономический кризис, принял решение о приостановлении оказания помощи другим странам. Это значило, что из Монголии автоматически уходило 700 миллионов долларов. В то время был системный кризис. 26-го декабря 1990 года Политбюро ЦК КПСС, где в особом порядке был рассмотрен вопрос о Монголии, приняло постановление номер 13 под грифом “Совершенно секретно 79-13”, согласно которому была полностью приостановлена бартерная торговля с Монголией, то есть были введены санкции со стороны большой державы. Экономические санкции, о которых сегодня везде говорят, в то время были применены к Монголии. В то время положение было очень трудным. Но с безвозвратной убежденностью в том, что мы должны идти по новому пути, мы перешли на карточную систему и смогли выжить.

Каждая семья получала талоны, в магазине закупали по норме. Сахар и рис импортировали. Мука была отечественного производства. И всё это распределялось на равных условиях среди населения. Цены строго регулировались государством, никаких спекуляций. Если бы в то время цены не контролировали, то положение могло стать ещё хуже. Когда начали освобождать цены, то сперва освобождали 50 процентов цен товаров для розничной торговли, а остальные 50 процентов оставляли твёрдыми. По талонам или карточной системе распределяли основные продовольственные товары. В то время это было самой крайней мерой, чтобы сохранить жизнеспособность общества.

-После ухода с должности премьер-министра Вы пользовались какими-нибудь льготами?

-Нет, никакими. Согласно закону, мне полагалась зарплата, равная ещё одному полному сроку полномочий, а тажке другие льготы и обеспечения. Тогдашний парламент, так как я был сторонником демократии, принял постановление, в котором не предусматривалась зарплата, а выделили только охрану и транспорт. Потом они, наверное, взглянули в закон. Меня вызвали в финансовый отдел правительства и дали 25 тысяч тугриков со словами “вот деньги, которые полагаются вам”. В ответ я сказал, что “как человек, занимавший должность премьер-министра, смогу сам как-то прожить. Пусть эти деньги останутся государству, которое находится в трудном положении” и вернул обратно эти деньги. С тех пор я не получал от государства ни одного тугрика. Позже во время президентства П.Очирбата был принят закон “О президенте”, согласно которому бывшему президенту пожизненно полагается зарплата министра, особняк и охрана. И этот закон также не распространялся на предыдущего Ж.Батмунха. А наоборот, в его адрес всегда звучали слова вроде “отстранённый и т.д. Он до конца своих дней вёл простой образ жизни. Но когда я был премьер-министром, я принял директиву, по которой Ж.Батмунху разрешалось использовать машину по вызову.

-Наши демократы гордятся, что совершили “переход общества без единой капли крови”. Но что было бы, если не было таких людей, как Ж.Батмөнх и Вы?

-В то время всем стало понятно, что начинается распад социалистической системы и ослабление СССР. В конце 80-х годов страны Восточной Европы стали отказываться от соцсистемы, начали сажать своих руководитиелей за решётку, а некоторых даже расстреляли на улице. В ГДР Э.Хонеккера отдали под суд, в Румынии расстреляли Н.Чаушеску, в Польше посадили за решётку В.Ярузельского. Перемены продолжились и дальше в Болгарии и Венгрии и всё стало ясно. В то время, на уровне руководителей Монголии, Ж.Батмөнха и Д.Соднома был уже опоредлённо ясно, что социалистическая система не удержится. Поэтому и решили, что процесс перехода от одного общества в другое должен произойти мирным путём, на основании национального согласия. После Д.Соднома был Ш.Гунгааадорж, а после него назначен я.

-Д.Содном работает советником в компании “МАК”?

-Да, ничего тут неправильного нет.

-После отставки Политбюро некоторое время много шумели по поводу “лиц близкого окружения”. Но это не было идеей Демократического союза?

-6-го октября 1990 года МНРП созвала съезд партии, на котором был рассмотрен вопрос “лиц из близкого окружения”. На том съезде всем членам Политбюро и людям из близкого окружения Ю.Цэдэнбала были предъявлены обвинения, они были выгнаны из партии и ещё многое другое. Позже я говорил Д.Содному: “Познакомьтесь с материалами того съезда”. Я встал на защиту двух людей. Во-первых, Ж.Батмунх за 16 лет работы в дожности руководителя государства и правительства, получил льготы  на общую сумму в 484 тыс. тугриков. И его в этом обвинили. Посмотрите, какие льготы и обеспечения получают сегодня те люди, которые тогда говорили об этом.

Я говорил тогда: “Президент США в год получает 200 тыс. долларов. Посмотрите, какую зарплату и какие льготы в сравнении с ним получает наш глава государства. Пока существует государство, его глава должен находиться под особой охраной государства. Это является важной необходимостью традиции государственности”. Во-вторых, обвинили Д.Соднома в том, что он перевёл находящиеся на сберкнижке Ю.Цэдэнбала 3 миллиона тугриков в Москву. В то время я говорил: “Если хотите перейти на рыночную экономику и защищать частную собственность, то нельзя обвинять человека, передавшего личные деньги человека их же хозяину”. Так я защищал Ж.Батмунха и Д.Соднома. Кроме меня никто не сказал ни слова в их защиту. Вообще-то, сама идея обвинения принадлежала членам МНРП и они сами устраивали шумиху вокруг всего этого. Если подумать, то в тогдашней  МНРП и сегодняшней МНП иногда рождаются ярые революционеры с революционными взглядами.

-Что стало с особняком первого президента?

-Говорят, что снесли и вместо него одна компания построила здание.

-Говорят, что в первый раз Вы увидели свою будущую супругу, когда ей было 16 лет. Вы вспоминали, что вовращались после каникул, проведённых в родных краях,а она стояла и смотрела с грустью и это нельзя было забыть…

-Когда я садился в почтовую машину, там было много провожающих. Среди них, с краю, стояла она, босиком. Потом, после окончания учебы и спустя 5-6 лет после первой встречи с 16-летней девушкой, мы поженились. Ей было уже 22 года. Мы прожили вместе более 40 лет. Мы оба из провинции, из одного края. Во время учёбы в Советском Союзе, после окончания 2-го курса я приезжал на каникулы. Тогда ей и было 16 лет. Когда я возвратился после окончания учёбы, она уже училась в Педагогическом университете.

-Когда были молодым, Вы, наверное выделялись среди других из-за высокого роста?

Рост у меня был 1 метр 84 см, но я был очень худым. Когда я оканчивал университет, я весил 63 кг. В студенческие годы меня прозвали “Өндөрөө”/высокий/, но на самом деле за спиной дразнили “верблюдом”. Здровьем я был очень слаб. Два раза был на грани жизни и смерти. В последний раз в 1961 году 5 месяцев пролежал в больнице. Мой врач говорил мне, что уже не надеялся, что я встану на ноги. Так что я был очень слабым студентом. Но с 1961 года до 2006 год ни разу не брал больничных, ни разу не лежал в больнице. После смерти жены один раз был доставлен в больницу с сердечным приступом. Но после ни разу не посещал больницу. Пока что всё нормально. Стал двигаться и пыхтеть, как старый автомобиль ЗИС-5. Стал похож на неё.

-На Ваших глазах сменилось довольно много премьер-министров. Кто, по Вашему, работал лучше других?

-Это будет зависеть от того, как будут назначать премьер-министра. Когда ДП находилась у власти, к концу 2014 года сменилось правительство. Думали, что если назначить Р.Амаржаргала премьер-министром, то он сможет улучшить экономику. Но вдруг появляется ещё один человек. Наверное, любой премьер-министр желает поработать, надеется поднять страну. Но это трудно. Есть одна интересная вещь в нашем восточном писании. Правильное деяние из правильных убеждений называют здравым смыслом, и только в результате стремлений можно создать и достичь правильных результатов. Если нет правильных убеждений, то никогда не будет и правильных деяний, если и появится правильное деяние, то опять же ничего не получится, если не совершать его со здравым смыслом. К примеру, есть желание что-то сделать для своей страны, но если карманы требуют “хочу этого”, то ничего не получится. Всё получится, если совершать правильные деяния со здравым смыслом.

Дорога четырёх истин создаётся из правильного убеждения, правильного деяния, здравого смысла и правильного стремления. Восточные концепции полностью являются философией. Молодёжь, наверное, не обращает на них внимания, считая это религиозным учением. Наш буддизм полностью состит из философии. Западные и либеральные взгляды, цитаты разных людей выдают и распространяют как учения. Но они далеки от традиции государственности и философии, которые на протяжении нескольких тысячелетий были доказаны самой жизнью.

Кажется, это было во время Н.Энхбаяра, когда в МНРП говорили о “Центризме и философии Нагарджуны”…

-В то время Б.Даш-Ёндон говорил об этом. Но другие не поняли его. Среди политиков нет человека, который бы что-то понимал в философии. Не привела к успеху и попытка смешать западную и восточную философии с марксизмом. Тогда на Западе восточная философия о государственности развилась в двух формах. Одной из них является “Концепция третьего пути” профессора Гарвардского университета Амарта Сена, за которую ему была присвоена Нобелевская премия. Человечество не должно обязательно пройти через капитализм и социализм, есть и другие пути. Во время встречи с Н.Энхбаяром я затрагивал эту тему.

Кембриджский университет выпустил “Учение хорошего управления”. Англичане, изменив центристские взгляды, придумали термин “хорошее управление”, которое даже нашло отражение в документах ООН. Наши не хотят понять этого, хотя даже Запад пытается перенять что-то полезное из восточной философии и восточных традиций государственности. К сожалению, хотя Монголия является восточной страной,  наши руководители не понимают этого. Наши, уехав в Америку и прослушав там несколько лекций, возвратившись, хотят управлять страной согласно услышанному. Восточное общество, восточная культура и восточные ценности являются совершенно другими вещами.

-Богатые люди живут в районе Зайсана, например в жилом комплексе “Рояал кастл”. Но Вы, бывший премьер-министр, живёте в обычном жилом доме?

-В этом доме я живу уже 40 лет. Эту квартиру мне дали 1-го сентября 1977 года. Раньше я жил в доме возле цирка в 4-х комнатной большой квартире. Но так как квартира находилась на первом этаже, то было много пыли, шума, там не было балкона, чтобы хранить мясо зимой, пришлось поменять её. Квартира была большая, в 110 квадратных метров, а эта 64 квадратных метра. Но ничего, переселился на верхний этаж, как и хотел. Смысл жизни заключается не только в деньгах. Человек должен быть душевно доволен, иметь цели в жизни, что является самым ценным. Я не занимался челночным бизнесом в студенческие годы. Получал стипендию в 50 рублей, плюс ещё 54 рубля в квартал за отличную учёбу. И этим жил, не было других источников дохода. После также не занимался бизнесом, не имел двойной работы, жил только на зарплату.

-Почему Вас не устраивает договор проекта Оюутолгой?

-Договор проекта Оюутолгой является самым грязным местом, где собраны все виды бактерий жадности высших должностных лиц. Договор, который служит выгодам высших должностных лиц, ущемляет интересы Монголии так, как это только возможно. Там коррупция, берут взятки, некоторые берут деньги просто своими пахвалами в их адрес, устраивают на работу своих детей. Договор полностью пронизан всеми возможными видами бактерий жадности. После президентских выборов партия, стоящая у власти, время от времени стала заявлять, что “экономика Монголии возрождается”. Производство растёт, доходы бюджета увеличились на 978 миллиардов, внешнеторговый оборот вышел с профицитом в 1 миллиард 432 миллион долларов.

Доходы Оюутолгой составили 2 миллиарда долларов, которые до сих пор находятся за пределами Монголии. Откуда возник разговор о якобы профиците внешнеторгового оборота? Согласно статистическим данным таможенной службы, “экспортировано столько-то тонн меди, провели выгодную сделку” и т.д. Это то же самое, когда вор уносит из дому вещи, а хозяин дома стоит и пересчитывает их. И эта пропаганда в конце концов привела к тому, что люди стали думать, что экономика улучшилась, а врачи и учителя – что настало время повысить их зарплату. Только что работники сферы образования громко заявили свои требования. Они думают, что экономика Монголии улучшилась.

Честно говоря, договор Оюутолгой стал причиной конфликта внутри нашего общества. Государство сидит, хвалит себя и пересчитывает богатства, которые ушли за границу.

В деле заключения договора Оюутолгой приняли участие все наши высшие должностные лица, тогдашний премьер-министра заявлял, что “ответит за это головой”. Иногда из чувства юмора говорю, что “хочу получить его голову”. Но он не даёт и всегда убегает.

-Повашему, есть ли возможность выйти из экономического кризиса? Пока оставим горнорудную тему.

-Экономика Монголии небольшая, является комплексом, который может работать выгодно. С экономией в 31 процент, в нормальных условиях можно получить рост в 1 процент. Есть возможность роста экономики на 7 процентов в год. Тогда почему и откуда кризис? Не бывает такого, чтобы экономика сама перешла в кризисное состояние. Причиной кризиса является политика государства. С каждыми выборами наша экономика оказывается в заложниках; обещаем наличные деньги, все сбережения раздаём в виде всяких льгот или какой-нибудь олигарх забирает эти сбережения для постройки никому не нужных офисных зданий или дорог.

В Монголии основным фактором, ведущим к экономическому кризису, стало само государство. И главными генераторами кризиса являются Парламент и Правительство. А за ними находятся политические партии. Как будто кризис внезапно пришёл извне, и будто один уважаемый премьер-министр и его правительство хотят преодолеть его и хвалят друг друга. Сами привели к такому состоянию и сидят там.

-Говорят, что при правительстве Ж.Эрдэнэбата положение немного улучшилось?

-Вопрос имеет две стороны. Экономика умеет сама себя возрождать. Любую кризисную волну экономика Монголии в течение 6 месяцев растворяет в себе и начинает стабилизироваться. Кризис 2015-2016 годов начинает стабилизироваться в этом 2017 году. Это естественно, когда при любой власти экономика начинает сама себя возрождать. С другой стороны, мы говорим, что предприняли что-то правильное и предписываем себе заслуги. Говорим, что внешнеторговый оборот вышел с профицитом. Деньги из проекта Оюутолгой ещё не поступили в Монголию, а мы уже включили их в свои доходы и говорим, что хорошо поработали. Сами себя обманываем. Бюджет приняли с дефицитом в 2,8 трлн. тугриков, а доходы составили 900 миллиардов. Ладно, возрождающиеся хозединицы стали способны как-то платить налоги. Но мы должны пересмотреть, что мы конкретно создали. Другое дело, если государство проводит правильную политику и экономика становится многоотраслевой и доходной. Но если происходят перемены, не зависящие от правительства, то тут вообще не надо упоминать про него.

Я думаю, самым слабым звеном в правительстве Ж.Эрдэнэбата было министерство финансов. Ясно, какую политику будет проводить человек с профессией телемеханика, если назначить его министром финансов. С самого начала правительству Ж.Эрдэнэбата нужно было внести изменения в политику, связанную с налогами, зарплатой и кредитами. В этом направлении ничего не было сделано. Тогда зачем говорить, что что-то сделали. Цены на уголь выросли не из-за нас, они выросли на мировом рынке. Цены на сырьё и топливо колеблются независимо от нас. Мы коснулись этого вопроса как раз в такой момент. А также сильное влияние на нашу экономику оказали санкции, введенные  против Северной Кореи.

-Спасибо за беседу. Желаю Вам здоровья.

Источник: Asiarussia

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *