Видео – Айданбек Акмат уулу, журналист: “Были в “Азаттыке” и случаи цензуры, некоторые программы менялись на сайте уже после того, как они вышли в эфир, особенно если звучала критика в адрес Атамбаева”

Журналист Айданбек Акмат уулу проработал в «Азаттыке» 18 лет, по результатам общего ревью деятельности Кыргызской службы Радио «Свободная Европа» / Радио «Свобода» (Радио «Азаттык») за 2016 год он был признан лучшим журналистом «Азаттыка» по многим показателям. С февраля 2016-го по февраль 2017 года Акмат уулу работал в пражском офисе «Азаттыка»… и сразу после этого уволен.
Вот что он рассказывает:
В феврале 2016 года я получил годичный контракт для работы в пражском офисе Радио «Свободная Европа» / Радио «Свобода». Через год, как раз в феврале 2017 года, огласили результаты годичного ревью за 2016 год и я по многим показателям – как новостник, как ведущий – получил самые высокие оценки, поэтому региональный директор радио по Центральной Азии Аббас Джавади предложил мне поработать в Праге ещё год.
Я согласился, они решили продлить контракт и обратились в миграционную службу Чехии, но оказалось, что мы опоздали на 5 дней – до окончания моей визы оставалось всего 25 дней, а надо было обращаться за месяц вперёд. Поэтому мне пришлось возвращаться в Бишкек и оформлять новую визу – ехать в Астану и подавать заново документы в посольство.
В марте я вернулся в Бишкек, как раз незадолго до этого арестовали лидера партии «Ата-Мекен» Омурбека Текебаева, политическая обстановка была накалена и на «Азаттык» от имени тогдашнего президента Алмазбека Атамбаева подали два иска на общую сумму 20 млн сомов. В посольстве Чехии в Астане попросили, кроме приглашения, ещё и подтверждение из штаб-квартиры радио в Праге, но оно опаздывало, и я ждал.
В это время в Бишкек приехали директор «Азаттыка» Венера Джуматаева и президент РСЕ/РС Томас Кент, они встретились с Атамбаевым и сразу появились разные подозрительные слухи. По логике всех тех событий я пришёл к выводу, что моя вторая поездка в Прагу не состоялась и даже больше – то, что меня отстранили от работы, – всё решилось во время этого визита. Я получил письмо из Праги, что они не могут заключить со мною новый контракт в связи с финансовыми причинами.
В это время я узнал из разных источников, в том числе и из «Белого дома», что Атамбаев во время встречи с Кентом поставил условие перед руководством радио, чтобы они уволили 3-4 журналистов, в том числе и меня. Только при выполнении этих условий руководство Кыргызстана продолжило бы сотрудничество с РСЕ/РС и две стороны пришли к согласию. Об этом же говорили и внутри коллектива «Азаттыка» в Бишкеке.
И, мне кажется, так оно и было, потому что руководство радио само мне предложило продлить контракт на год, а потом вдруг пошло на попятную – эти их действия логически можно объяснить только тем, что стороны пришли к согласию. Срок моего годичного контракта истёк в конце февраля и с этого времени я оказался уволенным.
Когда же же я уезжал в феврале 2016 года в Прагу, мой здешний контракт с Бишкекским бюро «Азаттыка» тоже был прерван, поэтому у меня не оказалось юридических возможностей спорить с ними. Меня просто принесли в жертву. Мне тогда и в голову не могло прийти, что в пражский контракт надо было вписать предложение, что после окончания моей работы в Праге я вернусь работать в Бишкекское бюро.
Это само собой подразумевалось, потому что журналистов из Бишкекского бюро приглашали в Прагу для того, чтобы они набрались опыта, повысили свою квалификацию, улучшили знание иностранных языков, научились работать с новыми технологиями, обменялись опытом. Например, меня постоянно приглашали в Таджикскую, Узбекскую и Казахскую службы, чтобы рассказать о ситуации в Кыргызстане.
Это ведь и материальные расходы на поездку журналиста в Прагу – радио тратит на него несколько десятков тысяч долларов за год, – и сильный моральный удар как по самому журналисту, так и по остальным сотрудникам, которые всё это видят: такая солидная компания не защищает своих журналистов. «Азаттык», финансируемый через американский Конгресс, провозглашает, что борется за права человека в мире, за демократические ценности, а на деле оказывается не совсем так.
Мы, работая в «Азаттыке», гордились тем, что работаем в такой организации, а то, что они так просто отодвинули меня в сторону, – это был очень сильный моральный удар. Я ведь всем своим друзьям, родственникам, коллегам, знакомым уже сказал, что снова уезжаю в Прагу, а оказалось, что это была ложь.
Неизбежно возникает вопрос – как власти смогли вынудить такую организацию, как «Азаттык», который финансируется из США и никак не зависит от кыргызского «Белого дома», пойти на такое? Все задаются этим вопросом и удивляются. Есть две причины. Телепрограммы «Азаттыка» выходили в эфир через ОТРК и потом через ЭлТР. То, что Атамбаев шантажировал «Азаттык», что прекратит сотрудничество, означало, что эти программы перестали бы выходить в эфир.
Вторая опасность – уже были поданы иски на 20 млн сомов, власти бы в суде выиграли, потому что все суды были в их руках, поэтому руководство радио решило пожертвовать своим сотрудником. Это очень печальная ситуация, которую понять нам трудно. Двадцать миллионов сомов – это около 300 тысяч долларов, но гораздо важнее моральная сторона вопроса, и этот случай показывает, какими методами работал Атамбаев.
Я много лет вёл на «Азаттыке» еженедельную программу «Апта», подводя итоги недели, и Жанар Акаев, который был тогда пресс-секретарём Атамбаева, а сейчас является депутатом Жогорку Кенеша, говорил мне, что Атамбаев постоянно слушает и смотрит мою программу на сайте «Азаттыка», читает вплоть до комментариев, и злится, если в программе звучит критика в его адрес.
Оказало влияние и окружение Атамбаева – его помощников, а руководство нашего радио подчинилось их шантажу, но что поделаешь, «реалполитик» действует даже в большой политике и это лишь одно из его проявлений. Если бы руководство радио было принципиальным и действительно придерживалось тех принципов, которые провозглашает, такого не должно было случиться. Но в руководстве в то время оказались недальновидные люди.
Можно отметить и другие случаи. Когда после апрельской революции 2010 года в Бишкек приезжали Джуматаева и Джавади, я получил от них предложение возглавить Бишкекское бюро «Азаттыка», я начал готовиться, прорабатывать программу, но буквально в течение недели их намерения изменились и директором бюро стал Султан Жумагулов, который в это время служил в предвыборном штабе партии Атамбаева СДПК в команде Фарида Ниязова, а до это этого работал в Секретариате президент Курманбека Бакиева.
Позднее, когда Жумагулов ушёл с этого поста совсем по другим причинам и на его место решили пригласить Султана Каназарова, который перед этим был пресс-секретарём премьер-министра Омурбека Бабанова, а до этого – пресс-секретарём президента Розы Отунбаевой, мы – несколько человек в бюро – выступили против. Мы говорили – почему мы не можем найти руководителя бюро из своей среды, а надо приглашать человека, связанного с определёнными политическими силами, с властью?
Каназарова назначили, а наши вопросы и Джуматаева, и Джавади просто проигнорировали, однако этот наш протест, наверное, руководство в Праге надолго запомнило. Вертикаль власти у них жёсткая. После этого к нам стали постоянно придираться и, например, могли во время прямого эфира прийти и подавать разные знаки, мол, этого нельзя говорить. Потом Джуматаева как-то мне объяснила, почему я не стал директором бюро – оказывается, я был слишком близок к политикам, как будто Каназаров не был близок к политикам, – мне оставалось только улыбнуться ей в ответ.
Были и случаи, когда некоторые программы менялись на сайте уже после того, как они вышли в эфир, особенно если звучала критика в адрес Атамбаева. Мы иногда протестовали и руководство после этого притихало, но потом всё начиналось снова. Были и случаи цензуры. Мои программы «Апта» иногда менялись уже после того, как я их выставил на сайт. Однако мы сопротивлялись и, возможно, они решили, что от таких неисправимых сотрудников надо избавляться.
Однажды меня отстранили на месяц от ведения программы «Апта», она сразу потеряла количество просмотров, поэтому меня снова вернули. Это достаточно сложная программа. Были случаи, как, например, убрали с сайта «Азаттыка» видеорасследования Эльнуры Алкановой, а недавно уволили в Праге и Улана Эшматова, который был журналистом, который умел анализировать и делать выводы. Я не понимаю, почему его уволили. Ему просто сказали, что его должность упраздняется.
Сейчас среди сотрудников «Азаттыка» сильна боязнь потерять работу, потому что зарплата у них сравнительно высокая, поэтому они постоянно находятся под стрессом, хотя не признаются в этом. Как следствие – почти все они стараются не портить отношения с начальством и не выносить сор из избы.
Когда появилось расследование «Азаттыка» о выводе из Кыргызстана 700 миллионов долларов, я сразу написал на своей странице в Фейсбуке, что это не совсем добросовестная работа. Например, наш коллега показал с экрана пакеты, в которых якобы вывозились наличные. Но это происходит везде и повсюду, почти на всех рынках. Представленные документы были не совсем корректными, кроме того, очень похоже, что это расследование было сделано по заказу какой-то определённой политической группировки.
Знающие люди говорят, что это был заказ одной из фракций в Жогорку Кенеше, некоторые даже узнали, что человек, дававший интервью в программе и лицо которого не было различимо, – просто водитель лидера этой фракции. Это, конечно, не исключает того, что на таможне процветает коррупция, как и во всех других сферах.
Не только авторы, но и редакторы журналистских расследований должны быть ответственными журналистами, нельзя выдавать в эфир такие сырые материалы. За рубеж из Кыргызстана перечисляются миллиарды долларов, это могут быть обычные торговые операции, никаких доказательств, что эти 700 млн долларов были преступные деньги, представлено не было. Примечательно и то, что до сих пор нет обещанного продолжения этого расследования.
В связи с этим расследованием возникает много вопросов. Вполне вероятно, что сыграли и личные амбиции автора, который, возможно, хотел таким способом прославиться или пройти в депутаты на следующих выборах. При этом этические вопросы отходят на дальний план, в интересах каких-то политических кругов начинаются огульные обвинения, особенно в социальных сетях. Только за то, что кто-то усомнился в правильности поданных фактов, этих критиков сразу обвинили в продажности. Это очень печально и показывает уровень наших журналистов, – говорит Айданбек Акмат уулу.

Источник: 5 канал

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *