Зайнидин Курманов, профессор: Мы привыкли, не задумываясь об эволюции и деформациях, кричать о том, что Кыргызстан демократическая страна

Уроки истории. О политических режимах
В условиях перманентного кризиса, в котором оказалась наша республика после распада СССР, возникает простой вопрос – а почему мы не можем из него до сих пор выбраться? Вот теперь на нашу голову свалилась эпидемия и вопрос этот обострился. Доколе это будет продолжаться? Предлагаются какие-то общие рецепты, от которых больше путаницы, чем пользы. А проблема на мой взгляд лежит в неэффективности сложившегося политического режима, которую наши политики и даже эксперты часто путают с формой правления. Поэтому мы все время пытаемся изменить форму правления (уже перепробовали практически все, кроме монархии), но ничего не получается. Между тем причина наших неудач лежит в другой плоскости – в неизменности существующего политического режима. В стране происходят бунты, восстания, революции, перевороты, реформы, но ничего не идет на пользу, т.к. не меняется политический режим. Под которым должно пониматься управление, руководство, совокупность средств и методов, с помощью которых происходит осуществление политической власти. В современном мире исследователи отмечают существование 140-160 различных политических режимов, многие из которых отличаются друг от друга крайне незначительно. В нашем упрощенном представлении политический режим, если отбросить некоторые высокие идеологические штучки, то это несколько тысяч прихвостней, примазавшихся к президенту. Это собственно даже не сам президент. Это его друзья, родственники, собутыльники, сослуживцы, соседи, шофера, прислуга, охрана, их друзья, их сослуживцы, их прислуга, их шофера и их охрана, т.е. все те, которые извлекают личную выгоду из несправедливого устройства общества. Все те, кто пользуясь близостью к телу тупо грабят бюджет, захватили страну как скотный двор. Все те, кто ради собственного благополучия отбросили развитие страны на многие десятилетия назад и готовы это делать цинично бесконечно.
Мы привыкли, не задумываясь об эволюции и деформациях, кричать о том, что Кыргызстан демократическая страна. Она действительно на первый взгляд может показаться демократической по сравнению с некоторыми азиатскими и африканскими режимами. Но со временем мы сами становимся похожи на эти людоедские режимы. Становимся ближе к ним, ибо за годы суверенитета у нас сложилась демократура, т.е. гибридный режим, авторитарный режим с наличием внешних атрибутов демократии (выборами, многопартийностью, легальной оппозицией и т.п.). Такие режимы сложились в Алжире, Мьянме, Таиланде, Зимбабве, Марокко, России, Беларуси, Казахстане, Никарагуа и некоторых других. Особенностью “демократуры” является низкая степень представленности интересов граждан в процессе принятия политических решений (недееспособность объединений граждан или их подконтрольность государству), низкий уровень политического участия населения, декларативность политических прав и свобод (формально есть, фактически затруднена их реализация) и низкий уровень доверия граждан к политическим институтам. Эти признаки мешают нам увидеть действительную картину происходящего и заставляют блуждать наше сознание в лабиринтах неопределенности и безнадежности. Население окончательно запуталось и не знает, что делать? Впрочем, элиты тоже, которые предпочитают действовать как старший брат или соседи, доверившись ихнему опыту. Но ситуация с демократурой вовсе не плачевна и не безнадежна. С нею давно живут Япония и Сингапур, что вселяет надежду на хороший исход. Демократура может качнуться как в сторону авторитаризма, так и в сторону демократии. Курс государства в ту или иную сторону может решиться на выборах в парламент и даже местные органы. Поэтому надо активно участвовать в выборах, а не заниматься их бойкотом. Выборы дают власть, с помощью которой можно изменить страну, курс государства. Без потрясений и революций. Без власти это невозможно сделать. Если на выборах победят прогрессивные силы, маятник качнется в сторону демократии и соответствующим образом изменится политический режим. Заработают социальные лифты, появятся настоящие партии и настоящие выборы, в политику придут нормальные люди, депутаты, министры, чиновники, которые будут нормально выполнять свои должностные обязанности, а не лакействовать и прислуживать перед своими хозяевами. Даже если в парламенте появятся 10-20 личностей, вы увидите как начнет изменяться страна. Перестанут приниматься законы, ограничивающие права человека, лоббирующие интересы крупных кампаний, кормящие бюрократию и ухудшающие жизнь простых людей. Начнут распределяться средства на повышение зарплат учителей и врачей и трудовых пенсий. Политика станет более гуманной и социальной. Кыргызстан уйдет от криминальной модели государства, где все должностные лица были «разводилами», «положенцами», «смотрящими» и «шестерками». В 21 в. наша страна уже управлялась бандитской шайкой и по-бандитски. А в стране все было построено не на законе, а на системе личных связей и неформальных договоренностей. С уходом «правителей-паханов» система казалась осталась без фундамента, но созданная ими преступная идеология все еще жива и сопротивляется. А носители мечтают вернуться на свободу, а затем и к власти. И эти планы у них, на фоне всеобщего раздрая и хаоса, посеянного эпидемией и смутой, уже начинают сбываться. Проснетесь утром, а на руках , как бывало уже не раз, снова знакомые оковы и цепи.
Зайнидин Курманов, доктор исторических наук

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *