Зайнидин Курманов, профессор: подчиненный парламент – модель который мы имеем сейчас, характерны для стран, где нет условий для превращения парламента в высший орган власти

Я не собираюсь баллотироваться в парламент, поэтому редакция попросила меня прокомментировать предложения читателей по развитию парламентаризма, которые редакция «Кактуса» обобщила на своем сайте. Попросила меня как эксперта, что я и делаю.

Вводное слово.

Сейчас есть масса литературы о парламентаризме, чего не было раньше. Я не понимаю, что копья ломать-то? Все давно придумано до нас. Начиная с древних греков…
Там есть все и даже больше – и теория, и практика, начиная с древнейших времен до настоящих дней. И опыт других стран, включая африканских, если хотите. Что и как делать, зачем и для чего? Именно с этих вопросов надо начинать проектирование будущего парламента.

Общественное мнение в целом недовольно, как работает парламент и предлагает разные варианты улучшения, которые могут ухудшить состояние. У парламента есть разные модели. Какая нужна нам?
1. Парламент как представительный орган, где должны быть представлены разные интересы и группы населения. Таким был советский верховный совет – парламент рабочих и крестьян, мужчин и женщин, стариков и молодежи и т.п., которые утверждали партийные директивы в виде законов. Здесь мозгов особо не надо.
2. Парламент как законодательный орган, это другое. Здесь преимущественно должны быть квалифицированные юристы (в частности, адвокаты) и экономисты, т.к. большинство законов посвящены экономике. Здесь нужны мозги и опыт.
3. Парламент как клуб джентльменов, т.е. собрание ведущих политиков страны, которые ведут народ в будущее. Здесь другие критерии отбора, здесь каждый депутат это потенциальный премьер-министр. Здесь нужны лидерские качества, мозги и опыт.
4. Парламент как орган общенациональных интересов. Это когда из парламента хотят сделать орган власти, который имеет признаки всех вышеотмеченных моделей – то есть это одновременно представительный, законодательный орган и собрание ведущих политиков. Значит нужно всего понемногу.
5. Есть и другие модели – автономный парламент, как в Англии, или подчиненный парламент, который мы имеем сейчас. Последние характерны для развивающихся стран, где слабы демократические институты и нет условий для превращения парламента в высший орган власти, как в парламентских демократиях. Чтобы выжить нужны сильные личности.

Не знаю, какие предпочтения интересуют наших читателей, среди вас есть и такие, которые против парламента, требуют упразднить его вообще, такое уже было при феодализме, а некоторые за курултай, который тоже является как бы парламентом, но эпохи начала человечества и цивилизации. В Туркмении есть такой парламент, который называется Халк маслахаты, состоящий из 2,3 тысяч депутатов. Там вообще три парламента, кроме названного, есть еще Совет старейшин – собрание племен и Меджлис, состоящий из 50 депутатов.

При выборе модели парламента, да и вообще при любом проектировании, необходимо поставить цель, которую мы хотим достичь. В нашем случае, я думаю, всех удовлетворит следующее – Жогорку Кенеш должен быть высокопрофессиональным и эффективным органом, который бы обеспечил процветание страны и повышение материального благосостояния населения. Теперь с этой колокольни и учета международного опыта парламентаризма постараюсь прокомментировать предложения редакции.

ПЕРВОЕ. Исходя из многочисленных предложений наших читателей и авторов, в первую очередь следует уменьшить численность депутатов ЖК.

Ответ: Можно. Но чтобы это не отразилось негативно на качестве принятых законов. Меньше голов, меньше – мозгов. Возрастает роль каждого депутата и как он сможет распорядиться своим возросшим статусом? Надо тогда повышать возрастной ценз депутатов и другие требования, например, опыт работы. Чтобы маленький парламент смог быть независимым и его не могли перекупить. Нужны очень сильные и принципиальные депутаты, которые бы могли противостоять нажиму. Парламент это кадровый резерв для власти. Депутаты могут стать министрами и выше. Чем меньше резерв, тем меньше возможностей.

ВТОРОЕ. По карману ли стране, живущей в долг и на подачки более зажиточных и благополучных доноров, содержать при парламенте автотранспортное предприятие с солидным парком отнюдь не дешевых иномарок? Думается, вполне достаточно предусмотреть персональные автомашины для спикера и его заместителей. А для обслуживания депутатов, причем обслуживания исключительно по служебным делам, достаточно иметь в пределах разумного парк дежурных машин. Кстати, так заведено во многих, не в пример нам более зажиточных странах. Скажем, в Японии.

Ответь: Это можно и нужно сделать. Зачем приводить пример Японии? Самыми первыми это сделали в Казахстане. Депутаты там ездят на развозных машинах. У них нет прикрепленного транспорта. Транспорт закреплен только за руководством парламента – спикером, вице-спикерами, руководителями фракции и комитетов. Это общемировая практика.

ТРЕТЬЕ. Необходимо ликвидировать за ненадобностью институт помощников, советников, консультантов. У каждого депутата они должны быть только на общественных началах, но никак не за счет госбюджета. Практика наглядно показала, что все эти должности не что иное, как трудоустройство в подавляющем большинстве “своих” и “полезных” и довольно щедрая для них кормушка.

Ответ: Депутат без помощника и советника как без рук. Они должны быть лучше своих депутатов, советовать, предлагать умные решения, готовить встречи, речи, помогать в работе с письмами, отвечать на них. Т.е. обеспечивать деятельность депутата. Бездельникам не надо помощников, но работящим даже 10 помощников мало. Как решается этот вопрос в странах развитого парламентаризма? У каждого депутата есть свой фонд, которым он сам распоряжается. У всех он одинаков и там заложены все расходы – канцелярские, телефонные, зарплата помощников, газеты, командировочные и т.д. Где то он может экономить и на сэкономленные средства нанять еще помощников. Фонд прозрачен и все видят, какие траты делает депутат.

ЧЕТВЕРТОЕ. Всенепременно следует предусмотреть крайне усложненную процедуру изменения (особенно в сторону увеличения) штатной численности аппарата, введения финансовых и иных льгот, “стипендий”, поощрительных выплат и прочих привилегий для депутатов.

Ответ: См. ответ на 3 вопрос.

ПЯТОЕ. Нужен жесткий и строгий контроль за расходами на заграничные поездки депутатов, дабы не превращать их в туристические турне за счет налогоплательщиков.

Ответ: См. ответ на 3 вопрос.

ШЕСТОЕ. Требуется полная гласность и прозрачность при ежегодном утверждении бюджета на содержание парламента, администрации президента, правительства. Практика показывает, что в условиях современного Кыргызстана без гражданского контроля за этими тратами здесь с безбрежными алчностью и беспределом никогда не покончить.

Ответ: Ради бога, двумя руками за. Надо только прописать механизмы контроля.
Например, запретить парламенту данного созыва увеличивать себе зарплату и привилегии. Но можно это сделать для следующего созыва, в который они могут и не попасть. Не попадает, как правило,70%.
В 4-м созыве я как спикер, доктор наук, профессор, госсоветник 2 класса, заслуженный работник с 40 летним стажем работы получал 29 тыс. сомов на руки за вычетом всех налогов. Сейчас это зарплата помощника депутата. Понятно, инфляция, но все же. Представительские расходы составляли 4 тыс. сомов. Сейчас они 40 тыс., т.е. выросли в 10 раз. Командировочные депутатам внутри страны не платили. Не знаю как сейчас.

Зайнидин Курманов, профессор

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *