Жаныш Кулманбетов, театровед: “Давайте не будем лицемерить”

Умер Болот Шамшиев.
Соцсети пестрят соболезнованиями. Это естественно. Кто-то его называет «известным», кто-то «великим» и «выдающимся». Не знаю, какой эпитет больше всего подходит к нему. Знаю только одно: Болот Шамшиев был эпохой киргизского советского кино, явлением национального кинематографа ХХ века.Таким он останется в истории культуры нашего народа.
Почему вначале я акцентировал на соцсети?
Да потому, к сожалению, среди этих скорбящих и «охающих» «почитателей» его таланта, безусловно, есть ненавистники его личности. Давайте не лицемерить.
Почему я это говорю?
Умер Ч. Айтматов. На следующее утро по радио слышу известного литературного деятеля, который без засорения совести говорит, что «когда я утром выходил на улицу Бишкека, почувствовал, что город наш осиротел без Айтматова». Мне было тошно от его лживых слов и лицемерия. Я то прекрасно знал его отношение к Айтматову при его жизни. Он был один из ненавистников и хулителей Айтматова. Этот неприятный эпизод до сих пор остался в моей памяти.
Другой эпизод.
Умерла Бакен Кыдыкеева. Тогда меня удивило и тошнило действие одного должностного лица – он делал вид, что больше всех «скорбит» по Кыдыкеевой и проявил недюжинную активность и “заботу” на похоронах великой актрисы. А я то, прекрасно знал, причем документально, что именно он приложил руку, к увольнению Кыдыкеевой из театра, в последствие чего великая актриса впала в глубокую депрессию. Вот такое лицемерие!
Еще один эпизод.
Умерла Таттыбүбү Турсунбаева. Одна, уважаемая всем актриса везде давала интервью, что она безмерно «любила» ее талант и красоту, как теперь, без нее, плохо театру и кино. Тогда, мне было тошно слышать ее лживые слова. А я был свидетелем, как осветитель театра, что на каждом собрании, по средам, именно она больше всех поносила Таттыбүбү, обвиняя ее во всех грехах. Кстати, в 90-е годы я написал пьесу “Таня, Таня, Таттыбүбү”, в которой есть образ этой лицемерной театральной дамы.
Последний эпизод.
Умер Төлөгөн Касымбеков, один из непревзойдённых художников слова киргизской литературы. На его похоронах выступали многие его коллеги с речью. Среди них были и те, кто в восемьдесятые годы, когда Касымбеков был гоним властью за роман «Сынган кылыч» («Сломанный меч»), отвернулись от него, даже выступали против писателя. Помню, один неприятный эпизод. В 1984 году, летом состоялся пленум союза писателей Киргизии. На нем выступал секретарь ЦК Компартии Киргизии, с тяжелой обвинительной речью на адрес Касымбекова. Автора «Сломанного меча» на пленуме не было. Видимо, не осмелился прийти на собрание, где будут его разбирать по полной программе. На перерыве многие писатели вышли на улицу. Видим, Касымбеков идет напротив нас, по тротуару. Писатели начали шушукаться. А когда он повернул и неуверенным шагом направился к нам, кроме Эрниса Турсунова, все остальные поспешно удалились. Бледный, от переживания, Касымбеков подошел к нам. Мне было больно смотреть на него – великого художника киргизской словесности. И эти коллеги Касымбекова, кто даже не удостоился просто по-человечески пожать ему руку в этот трудный для него момент, толкали «пламенные» речи на его похоронах. Лицемерию нет конца.
Почему, все это пишу? Да потому, что не хочется видеть и слушать, очередной раз, поддельные речи тех, кто не однозначно относился к Мастеру национального кино. Хотя бы будьте честными перед самим собой и не рвитесь на трибуну, не давайте лживые интервью, ради того, чтобы только светиться. Лучше, помолчите. Так будет честнее.

Жаныш Кулманбетов, театровед

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *